События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: Финансовые стратегии организаций

Финансовые стратегии организаций

ЦИРКОН

Анализ того, как руководители московских благотворительных организаций оценивают изменение доли поступлений из разных источников за последние семь-восемь лет, показал, что респонденты заметно чаще отмечали увеличение, чем уменьшение доли поступлений от четырех источников: пожертвования частных лиц, поступления от российских коммерческих компаний, поступления из бюджета Правительства Москвы и из федерального бюджета. Таким образом, можно говорить о росте за последние годы вклада в финансовую поддержку благотворительных организаций российского бизнеса и власти.

В рамках опроса руководителей московских благотворительных организаций была предпринята попытка выявить, какие действия намерена предпринять их организация для улучшения своего финансового положения в ближайший год, то есть фактически определить финансовые стратегии руководителей благотворительных НКО столицы.

Как показал анализ, стратегии руководителей благотворительных организаций Москвы можно признать довольно консервативными: в качестве мер по улучшению финансового положения своей организации они чаще называли обращение к источникам, которые уже сегодня вносят наибольший вклад в доходы благотворительных организаций (см. диаграмму 3.3-1).

Половина благотворительных организаций намерена получить финансирование из бюджета московского правительства, каждая третья – из федерального бюджета, каждая пятая – из бюджета муниципального округа. Немногим менее половины руководителей заявили о намерении привлечь средства (добровольные взносы и пожертвования) граждан и коммерческих организаций. Таким образом, руководители благотворительных организаций в первую очередь уповают на власть и бизнес. Не так мало – 18% респондентов планируют привлечь иностранных доноров.

Заметим, что наименее популярной стратегией (среди других) оказалась стратегия, направленная на увеличение дохода от собственной хозяйственной деятельности. Лишь каждая десятая благотворительная организация намерена, по заявлению руководителя, начать оказывать платные услуги, только 3-4% готовы увеличить объем предоставляемых платных услуг и расширить их спектр. Как видно, московские благотворительные организации пока не слишком активно задумываются об изменении своих финансовых стратегий, в частности, идеи социального предпринимательства, которые начали формироваться в середине 70-х годов ХХ века за рубежом, в России сегодня только начинают проникать в сознание (и значительно меньше – в практику).

Комментарии МБГ

Сопоставим два ответа, которые, на наш взгляд, характеризуют особенности финансовой стратегии столичных благотворительных организаций. С одной стороны, респонденты называют в числе первых трех источников их финансирования в 2007 году поступления от коммерческих компаний, частные пожертвования, поступления от международных организаций, с другой – первое, на что надеются в новом году – это финансирование из бюджета Москвы.

Очевидна переориентация на пусть пока и небольшие, но стабильные деньги городского бюджета. Отчасти это можно было бы объяснить надвигавшимся кризисом (опрос проходил в те дни, когда угроза экономических затруднений вполне просчитывалась). Но, скорее всего, это результат сложившейся практики, на что указывает расклад предпочтений руководителей благотворительных организаций в деле привлечения средств. Абсолютно непопулярны меры коммерческого характера, хотя закон и разрешает НКО в определенных рамках заниматься предпринимательством. Здесь стоило бы внимательнее вглядеться в причины. Было бы ошибкой все списывать на иждивенческие настроения среди благотворителей.

Вот, например, как объяснила МБГ свое нежелание заниматься коммерческими проектами руководитель фонда "Орден Милосердия" Евгения Поплавская: "Была попытка. Мы открыли дочерние фирмы, главным образом связанные с надомным производством. Но вскоре пришлось от этой затеи отказаться – нашим именем, связями, помещениями начали пользоваться недобросовестные люди. Вообще с этим много мороки. И тень на наше имя падает. Нет уж, я поняла: бизнес – это одно, а милосердие – другое. И совмещать их не стоит".

Вероятно, наиболее удачен вариант совмещения бизнеса и благотворительности под одним брендом – когда фонд связан с производственной базой, когда есть максимальное совпадение уставных целей фонда и профильного производства. По такому принципу, например, создана и действует региональная общественная организация инвалидов "Здоровье человека". Ее дочерними предприятиями являются два медицинских центра, которые оказывают населению платные услуги, ведут разработки новых медицинских препаратов.Эта деятельность дает свой процент на гуманитарные акции и программы благотворительной организации "Здоровье человека".

Но, надо отметить, и такая схема не является идеальной. Исполнительный директор "Здоровья человека" Елена Тимченко считает, что необходимо вернуться к налоговым льготам, которые существовали до 2002 года. "Солидные фирмы, – рассказывала она МБГ, – тогда охотно шли к нам, жертвовали на конкретные акции, проекты. Именно тогда нам удалось приобрести очень дорогой препарат для лечения рассеянного склероза, сложную медицинскую технику. Сколько тогда людей начали перемещаться без коляски... Теперь этого нет, средства, получаемые от собственной коммерческой деятельности, на порядок уступают пожертвованиям прошлых лет". Иначе говоря, усилия, потраченные на собственное предпринимательство, по финансовому результату не сопоставимы с эффектом от возвращения к старой системе льготного налогообложения. Это весьма распространенное мнение среди руководителей благотворительного сектора. Отсюда и прохладное отношение к статье закона, разрешающей коммерческую деятельность благотворительным организациям.

Решение же этого вопроса – в сочетании развивающихся механизмов хозяйственной деятельности НКО с установлением налоговых преференций, которые бы открыли шлюзы для пожертвований без всяких бюрократических сдержек.

Мнение эксперта

Мария Черток, директор благотворительного фонда "CAF Россия":
- Благотворительным фондам никто не мешает заниматься коммерцией. Многие обзаводятся коммерческими организациями внутри фонда. Можно и дочернюю фирму создать, вне фонда, например, ООО или в любой другой форме. Но в последнем случае прибыль полностью облагается налогом. Вот если можно было бы не облагать эту прибыль налогом, а полностью передавать благотворительному фонду-учредителю, вот тогда можно было бы говорить о революции в нашем налоговом законодательстве.
Но думаю, нам до этого не дожить.

Владимир Якимец, доктор социологических наук, профессор МФТИ:
- Провалы, которые у нас сегодня существуют в экономике, и, как следствие, в социальной сфере, могут покрываться только при участии институтов гражданского общества. Речь идет как о некоммерческой, так и коммерческой деятельности. То есть расчет на личную, частную инициативу и инициативу общественную. Между тем у нас сейчас вносится в Госдуму законопроект, запрещающий любую коммерческую деятельность НКО. Люди, которые его вносят, не понимают, что они делают. Возможность зарабатывать самостоятельно какие-то средства, прежде всего малым и средним НКО, не отклоняясь от заявленной миссии, – обязательное условие для развития гражданского общества.

Алексей Нестеренко, руководитель благотворительного фонда "Внимание – детям!":
- Если у НКО хорошая репутация, то у нее и бизнес-процесс продвигается. Деятельность НКО и обычной коммерческой организации практически ничем не отличаются, только сфера другая. Если НКО не может обеспечить свое существование и пытается выжать слезу, чтобы получить какую-то копейку, чтобы свести концы с концами, то кому такие НКО нужны? Они просто вымрут, и произойдет укрупнение, ужесточение рынка – то же, что в любом коммерческом секторе рынка.

Статьи рубрики "Территория благотворительности"

Все статьи номера

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.
 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...