События, решения

$50 на культуру,

или Спонсором может быть каждый
Как часто слова "храм культуры" звучат в наших устах простой фигурой речи – мы употребляем их даже тогда, когда ни культурой, ни храмом, как говорится, и не пахнет. А между тем культура – поистине храм.
Именно она объединяет людей, живущих на той или иной территории и даже имеющих государственность, не просто в кровную или территориальную, а в духовную общность. Ибо многие поколения пращуров оплатили "строительство" этого храма не столько звонкой монетой, сколько духовными усилиями – и завещали его нам, потомкам.
$50 на культуру,
Выздоравливай скорее, малышка!

Вспоминаю фильм Тенгиза Абуладзе "Покаяние", который завершается потрясающим философским диалогом:

- Скажите, эта дорога ведет к храму?
- Нет, эта дорога не ведет к храму.
- А зачем нужна дорога, которая не ведет к храму?

Увы, дорог, не ведущих к храму, – множество, и они сами навязчиво ложатся под ноги. А вот единственная, что нужна, часто сокрыта. Но есть указатели и на нее. Указатели эти – мы сами. Только мы – своим отношением к жизни, к тем ценностям, что создавались народом, – и выводим себя на дорогу к храму. И отвращаем себя от нее же...

Об этом мы и говорили с заслуженной артисткой России Еленой Драпеко. Елена Григорьевна, которую зрители узнали и полюбили еще в 70-е годы прошлого века по роли Лизы Бричкиной из кинофильма "А зори здесь тихие", вот уже третий созыв работает в Государственной думе. Ныне она – первый заместитель председателя комитета Госдумы по культуре.

МЫ ВСЕ – МЕЦЕНАТЫ

Культура – это растение, которое нужно не столько подстригать, подравнивать, сколько подпитывать, чтобы крепче был ствол, жизнеспособнее – побеги. Особенно это касается традиционной культуры, которая и определяет своеобычие России, тех народов, что ее населяют. Сегодня, в эпоху глобализации, традиционная культура – и это справедливо не только для России, но и для других стран – может легко раствориться в мощном приливе так называемой общечеловеческой культуры. Между тем далеко не все, что несет этот прилив, нужно приветствовать.

Россия – многонациональная страна. 160 народов и народностей – это 160 в той или иной степени отличных друг от друга культур. У нас есть ряд государственных программ по их сохранению и поддержке. Но государство государством, а настоящее и будущее нашей культуры зависит от каждого из нас. В связи с этим, полагаю, все мы должны быть в той или иной степени меценатами. И заботиться прежде всего о поддержке народной культуры, о сохранении и приумножении ее.

Есть многое, на что российским благотворителям стоило бы обратить внимание. На сегодняшний день в России книжные памятники не защищены законодательством так, как музейные экспонаты. Это поправимо – нужна лишь соответствующая законодательная работа. Но сегодня речь идет еще и о том, что пользоваться древними книгами скоро станет просто невозможно. Их нужно срочно переводить в цифровой формат, делать цифровые копии. В наших центральных библиотеках такая работа идет за бюджетные деньги. Но бюджету пока не до региональных библиотек, библиотек учебных заведений. Разве не дело для меценатов?

Или взять вопрос сохранности памятников нашего киноискусства. Конечно, и об этом государство не забывает. Недавно 500 млн рублей было израсходовано на строительство нового хранилища пленочных фильмокопий – самого современного в мире. Пленка же рассыпается, а на ней вся история XX века – начиная со съемок Льва Толстого и заканчивая сегодняшним днем. Благотворители могли бы помочь создать такие хранилища в регионах.

Нужны и музейные хранилища. Например, в тульском музее для хранения картин нужна климатическая система, нужны специальные стекла, чтобы не выцветали фотографии и рисунки, – а средств не хватает.

Меценаты могли бы более активно поддерживать тех, кто за небольшие зарплаты трудится в сфере культуры. В прошлом году бюджетное финансирование расходов на культуру, в том числе на зарплату работникам культуры, выросло примерно на 40%, но все равно зарплата в этой сфере в два раза ниже, чем средняя по стране. И то, что, например, в Москве некоторые банки, крупные фирмы выделяют значительные средства на поддержку работников культурных учреждений, чтобы сохранить золотой фонд кадров, – это прекрасно. Можно учреждать гранты, премии, пенсии ветеранам – это тоже очень хорошая форма поддержки нашей культуры.

ТОЛЬКО ЗА СВОЙ СЧЕТ

Время от времени слышны призывы дать благотворителям побольше льгот, в том числе налоговых. У нас есть федеральный закон о благотворительности, есть региональные законы, в которых определенные льготы даны. Но есть ли смысл, в том числе нравственный, и далее расширять набор льгот и послаблений? В конце концов, истинный благотворитель оказывает помощь нуждающимся из собственных средств, из личного кармана. Если же это делается, допустим, бизнесменом Ивановым за счет освобождения от налогов, выходит, что он благодетельствует за счет налогоплательщиков. То есть за чужой счет. Вряд ли это можно назвать истинной благотворительностью.

На мой взгляд, ситуация сегодня не такая критическая, какой хотят представить ее поборники увеличения налоговых поблажек. Наш бизнес достаточно активно занимается благотворительностью, в том числе по отношению к литературе, искусствам. Например, совет директоров "Газпрома" ежегодно принимает решение о том, какие средства и на какие цели будут пожертвованы. За счет этих денег строятся стадионы, детские дома, оборудуются театры. Аналогичная ситуация и в "ЛУКОЙЛе".

Применительно к налоговому законодательству, я думаю, решать надо другие проблемы. Они касаются не тех, кто оказывает благотворительную помощь, а тех, кто эту помощь получает. Сегодня, например, существует двойное налогообложение: благотворитель, заплатив все налоги, из своей чистой прибыли жертвует на благое дело, а получатель благотворительной помощи снова должен предъявлять эти деньги в налоговую инспекцию и заплатить подоходный налог. Вот в этой связи и надо принимать поправки в Налоговый кодекс.

Или взять Таможенный кодекс. Предположим, благотворитель приобрел за рубежом хирургические кровати для больных детей или другое нужное оборудование. Но чтобы больница это оборудование получила, нужно провести таможенные платежи, а средств на это нет. Благотворитель тоже не может это сделать, поскольку не закладывал в смету еще и расходы на таможенную очистку оборудования. И возникают проблемы...

УМЕТЬ БЫТЬ БЛАГОДАРНЫМИ

Когда мы писали проект закона о меценатстве, предложили присваивать имена благотворителей учреждениям, которым они оказали большую помощь. Мы, конечно, не предлагаем, как это было в Российской империи, жаловать благотворителям личное или потомственное дворянство. Но предусмотреть в положении о государственных наградах норму, которая позволяет награждать за активную благотворительную деятельность, – это нужно, и скорее не благотворителям, а всему обществу. Нам нужно научиться быть благодарными.

Сейчас благотворительностью довольно активно занимаются не только богатые люди, но и те, у кого доходы крайне невелики. Почему у нас нет форм общественного признания, поощрения вот такого добровольного участия людей в поддержке культуры, здравоохранения?

У меня был совершенно уникальный случай, когда я выступала перед публикой и рассказывала о Валерии Гаврилине, великом русском композиторе, памяти которого мы проводили фестиваль. После той лекции ко мне подошла девушка и сказала: "Елена Григорьевна, у меня в жизни случилось большое счастье: однажды я пела в хоре, участвовала в исполнении гаврилинских перезвонов. Это самое сильное художественное произведение в моей жизни. Я вас очень прошу, возьмите у меня 50 долларов на проведение фестиваля".

Для студентки, которая живет в общежитии в большом городе, это была очень крупная сумма. Я долго отказывалась, но она настояла и вручила мне эти деньги. И тогда мы поместили ее имя в списке спонсоров фестиваля – на всех афишах, на всех пригласительных билетах и во всех газетных публикациях. И когда я выступала, я так и говорила: провести фестиваль помогли такие-то предприятия и студентка 4-го курса – и называла ее имя.

Благотворительность жива – в душах людей очень сильно желание делать добро. Я очень часто обращаюсь к различным людям с просьбами помочь тому или иному больному артисту-ветерану или пожертвовать деньги на проведение того или иного важного культурного мероприятия. Как правило, все отзываются, дают кто сколько может. Это именно меценаты, люди, жертвующие совершенно бескорыстно. Для них награда то, что исполнено великое произведение, что появилась новая картина, скульптура.

Не меценатов надо материально стимулировать. Это сами меценаты, благотворители – если они настоящие – материально стимулируют художника.

Это люди, которые идут по дороге к храму. И указывают другим на эту дорогу.

ЮРИЙ ГЛАДКЕВИЧ

Елена Григорьевна Драпеко

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Родилась в 1948 году в городе Уральске Западно-Казахстанской области в семье военнослужащего.

Окончила Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ныне – Санкт-Петербургская академия театрального искусства) в 1972 году. Снялась более чем в 60 фильмах. Наиболее известные: "А зори здесь тихие", "Вечный зов", "Полынь – трава горькая", "Версия полковника Зорина", "Одиноким предоставляется общежитие", "Окно в Париж", "Последнее дело Вареного". Лауреат премии Ленинского комсомола, в 1980 году удостоена звания заслуженной артистки России.

Статьи рубрики "Благотворительность и личность"

Все статьи номера

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...