События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: КОРЫСТНО — значит, с пользой

КОРЫСТНО — значит, с пользой

Благотворительность, устав от бескорыстия, ждет людей, нацеленных на получение выгоды
Ключевыми словами, определяющими характер благотворительной деятельности, являются "безвозмездно" и "бескорыстно". Этакие замшелые краеугольные камни филантропии всех времен и народов. Они увековечены и в современном российском законодательстве. Попытки оспорить незыблемость этих определений в отношении благотворительности случаются, но, как правило, дело ограничивается сугубо метафорическим выигрышем — мол, корысть присутствует в виде удовлетворения моральных амбиций человека или, более прагматично, раскрутки позитивного имиджа. Последний случай, кстати, легко выводит и на экономический результат милосердия.
КОРЫСТНО — значит, с пользой
Рисунок Дмитрия Трофимова

Однако же благотворительность и практическая отдача от нее суть элементы гармоничной конструкции. И противоречий в этой конструкции заложено не больше, чем в любой другой деятельной работе человека.

Нет ничего постыдного в том, что, затевая благотворительный проект, его авторы выискивают в перспективе, пусть даже очень отдаленной, пользу и для себя, и для общества, и для государства. Они закладывают в проект, если угодно, возмещение понесенных убытков. То есть ту самую корысть, что запрещена законом.

Поясню на примере. Фонд Михаила Прохорова в этом году начал принимать заявки на участие в программе TRANSCRIPT. Цель программы – поддержка переводов русской литературы, работ отечественных философов, историков, политологов. Насколько это неприбыльное дело, думается, объяснять не надо. А если сюда прибавить и расходы на раскрутку на западном книжном рынке такого рода продукции из России, то более "безвозмездной" филантропии и придумать-то трудно.

А все-таки программа TRANSCRIPT – самый что ни на есть очевидный продукт маркетинга. Редкий для западных прилавков товар, понятно, не вызовет массового потребительского психоза, но свой спрос среди продвинутой публики найдет безусловно. Пусть материальная выгода ничтожна, но права глава фонда Ирина Прохорова, утверждающая, что программа будет содействовать "восприятию России как страны с большими культурными традициями и динамичной современной культурой". В рублях этой выгоды не измеришь, но ее ценность очевидна. Не останется внакладе и сам фонд – бренд будет восприниматься на Западе в контексте интеллектуальных, гуманитарных миссий. И что, кто-то скажет, что во всем этом есть нечто неприличное, бросающее тень на благотворительную деятельность как оплот бескорыстия?

По большому счету, "бескорыстие и безвозмездие" применительно к благотворительности хорошо бы поместить в тесную клетку налогового уложения. Чтобы широким смысловым употреблением не смущали они всех участников благотворительного процесса. Будьте по-хорошему корыстны, сеющие добро, ищите возмездие каждому рублю, пущенному во благо ближнему.

Вот читаю о подарке местной станции "Скорой медицинской помощи" современного реанимомобиля. Подарил известный авторитетный фонд. Хвала и слава ему, помогающему хоть кому-то в этом беспросветном медицинском автопарке, где за пределами столичной кольцевой дороги можно наткнуться на помеченные красными крестами ржавые "уазики" выпуска 1975 года. Но будь этот фонд хоть немного корыстнее, может, он нашел бы способ не поощрять государственную нерасторопность, а бросил бы свои ресурсы на изменение, хотя бы незначительное, самой системы, при которой необходимая для спасении жизни людей техника выдается в виде лотерейного счастья. О чем речь? О финансировании программ, которые могли бы так или иначе повлиять на коренное улучшение оснащения станций "Скорой помощи" техникой, оборудованием, препаратами. Гранты могли бы получить как разработчики новой медицинской техники, в том числе и реанимомобилей, так и авторы интересных схем (исследований) преодоления существующих экономических, бюрократических, социологических и прочих препон. Фонд, повторю, обладающий большим потенциалом, мог бы инициировать федеральную благотворительную программу, допустим, под названием "Скорая помощь". Честно и упрямо искать отдачу от своих филантропических вложений. Но вот облюбовал тихую, бесконфликтную нишу и бескорыстно одаривает нуждающихся по одной машине в год.

По одной машине в год, по одной упаковке памперсов в месяц, по одному пакету молока в день, по одному стакану воды в час. Это все важно, нужно, но это и есть темпы нашей благотворительности. Такое слабое шевеление на непаханой ниве российской нужды, почти незаметное.

Амбиции нашей благотворительности настолько скромны, настолько очевидно она предпочитает держаться в тени государства, что на этом фоне упомянутаяинициатива Фонда Михаила Прохорова смотрится едва ли не как гражданский подвиг, как некий вызов государству. Что, впрочем, и должно быть нормой. Если речь идет о благотворительности, обращенной на устранение пусть даже небольшого, но системного упущения, то она и должна по сути своей быть вызовом государству: "Ты с этим не справляешься – справлюсь я". Абсолютно здоровые отношения между благотворительностью и государством. Тем более если у самого государства на такой вызов реакция здоровая – ничего кроме благодарности и содействия.

Но вот ощущение: сегодня есть какое-то маловразумительное, но очевидное давление на благотворительную сферу, удерживающее ее исключительно в подчиненном положении. Вот тебе паперть, вот тебе кружка, вот тебе теория добрых дел, которые маленькими не бывают. И чтобы никаких амбиций – лишь бескорыстие и безвозмездность.

Эх, как порой хочется, чтобы благотворительностью занимались бизнесмены, те, кто умеет дело делать, кто может и других научить этому, а не жить милостыней. Чтобы филантропию несли в массы люди конкретных профессий: юристы, инженеры, врачи, токари, слесари, плотники. Те, кто не только способен рублем помогать, но может и научить, как этот рубль зарабатывать. Те, что корыстны в своей помощи. И главная корысть которых – так помочь, чтобы прийти с протянутой рукой еще раз потребности не возникло.

Слово "корысть" и смысл, содержащийся в нем, нельзя считать плохими. Ведь одно из его значений – это выгода, польза. И в этом смысле пусть бы благотворительностью занимались люто корыстные люди. Во всем ищущие здравый смысл и – выгоду, пользу. Они бы не стали обращаться с денежными знаками как с простыми фантиками. Не стали бы носить воду в решете. И выпячивать грудь с двумя орденами "За бескорыстие" и "За безвозмездность" – тоже. Они бы старались милосердствовать, как говорится, на результат. Чтобы с отдачей, с выгодой, с пользой. И людям. И обществу. И государству. И себе.

ВЛАДИМИР ЕРМОЛИН

Статьи рубрики "Главный акцент"

Все статьи номера

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.

Мария[ 11.10.2010 18:12:01 ]
Поддерживаю автора! Интересные и полезные для меня мысли. Я работаю в сфере PR, и в любой своей компании стараюсь запускать благотворительные проекты. И здесь, не объяснив руководству, ЧТО понесенные затраты принесут (хотя бы в перспективе) для компании, ни один проект, ни одна акция не состоится. Причем за корпоративной благотворительностью еще бОльшее будущее, чем за персональной. Поэтому да, эти понятия должны идти рука об руку: если благотворительность в компании, то она как минимум должна работать на имидж среди нужной целевой аудитории. Это нормально. Я не сразу к этому пришла, вначале мне даже было неудобно писать о проведенных мероприятиях и перечисленных деньгах. Но ни к чему эта ложная скромность. Кто-то прочтет о нашей акции и подумает, какая прекрасная мысль! А что, если нам сделать также?! Так что спасибо автору статьи!

Чико[ 17.03.2009 11:48:55 ]
А по мне – все верно. В конце концов, не надо путать милосердие и благотворительность (кстати, милосердие в бою тоже бывает – пристрелить врага, чтобы не мучился... и поэтому, кстати, тоже не надо бы нам эти два понятия путать). А благотворительность – это не просто ПОСТУПОК, а ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. И ее надо вести профессионально, с учетом как расходов, так и прибытка...

Алексей[ 12.03.2009 19:58:07 ]
Во-во, так и мы и доедем до богатой мысль о том, что милосердие должно быть прибыльным, а если оно неприбыльное, значит им занимаются дураки и растяпы. Может, в наш век перелицовывания всего и вся на рыночный манер, хотя бы милосердие оставим старомодным – не рыночным?

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...