События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: Скромность вместо индустрии

Скромность вместо индустрии

Огромный ресурс российской филантропии пока используется по минимуму.

На начало 2009 года средний размер пенсии в России составил 4251 рубль. Именно такую – среднестатистическую – пенсию получает моя соседка. Она женщина пожилая, болезненная. Вместе с коммунальными расходами и тратами на лекарства у нее остается на жизнь где-то около двух тысяч. А молоко за последние два месяца "скакнуло" с 28 рублей за литр чуть ли не до полусотни. Поневоле приходит мысль: при таких пенсиях да при таких ценах благотворительность в России должна носить массовый характер.

Говорят, что филантропия должна проникать туда, куда не достает рука государства. Но если наше государство, вроде бы и дня не проводящее без мысли о благе народа, все же оставляет один на один с нуждой миллионы своих граждан, то каких же масштабов должна быть благотворительность? Ну, во всяком случае, не тех, что мы сегодня наблюдаем. По сути, это должна быть чуть ли не индустрия социального призрения.

Как известно, социальные усилия государства опираются на, скажем так, не слишком гибкий бюджет и тем более не гибкую административную систему. Благотворительная деятельность не в пример государству свободнее в своем выборе и решениях. Ее бюджеты могут наращиваться по ходу "финансового года", потоки ассигнований более гибки и оперативны, а кадры не обязаны соблюдать "бюрократический кодекс", не опутаны директивами и преисполнены благородных порывов. Вот, казалось бы, долгожданная подмога зашивающемуся государству, которую оно не может не сопровождать чем-то иным кроме как воплями "ура!". Но не так все просто.

Для моей соседки и подавляющего большинства столичных пенсионеров главным, а точнее сказать, единственным благотворителем является московское правительство. Она получает ежемесячно "лужковскую прибавку", кажется, в 400 рублей и дотацию, покрывающую почти наполовину ее расходы по "коммуналке". И ни о каких других благодетелях ни она, ни ее сверстники по дому пока не слышали. Разве что по дням Победы к ней заглядывают с продуктовым набором и открыткой. Старушке приятно. Но не более того. Как ни странно, но принимать помощь от кого бы то ни было, кроме властей, она и не согласна. Почти пятидесятилетний трудовой стаж, как она полагает, дает ей право обходиться без милостыни – все должно дать государство.

Что ж, это поколение прожило свою жизнь без благотворительных фондов, не видит в них толку и под занавес жизни. А переубедить их – примеров недостает. Просто потому что их сравнительно мало и они просто тонут в океане окружающей действительности.

Между тем возможности государства нынче таковы, что социальные выплаты престарелым гражданам выглядят скорее именно как милостыня, а не, как это определяет словарь Брокгауза и Ефрона, пожизненное содержание, выдаваемое за долговременную и беспорочную службу. И все-таки для граждан старой формации притулиться к государству (пусть и не слишком щедрому) предпочтительнее, чем полагаться на помощь неких благотворителей.

К сожалению, выдвижение благотворительной сферы в ряды если не равноценного, то хотя бы заметного партнера государства идет медленно, хотя ресурс филантропии огромен. Настолько, что даже потери от кризиса ему – что дробины для слона. Более того, кризис – при правильном поведении государственной власти – мог бы стать катализатором благотворительных процессов. Как это было в 1920-х годах в США. От государства тут многого и не требуется – всего-то соответствующая налоговая политика. И тогда в поле зрения моей соседки возникнут не фонды-однодневки, не разовые акции по распространению просроченных товаров, а структуры, на которые можно опереться с не меньшей уверенностью, чем на родимый собес.

ВЛАДИМИР ЕРМОЛИН

Статьи рубрики "Среда обитания"

Все статьи номера

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.
 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...