События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: Элина БЫСТРИЦКАЯ: «И в жизни, и в искусстве главное — поступок»

Элина БЫСТРИЦКАЯ: "И в жизни, и в искусстве главное — поступок"

Элина Быстрицкая. Женщина, с достоинством несущая венец королевы красоты российского экрана, завоеванный ею еще в середине прошлого века. Но она не только выдающаяся актриса, а еще и известный общественный деятель. В течение 17 лет Элина Авраамовна возглавляла Федерацию художественной гимнастики СССР, была активным участником Антисионистского комитета, почетным Президентом Федерации бильярда, членом Совета по культуре при Президенте РФ. Сегодня профессор, академик нескольких академий Элина Быстрицкая — президент благотворительного Фонда в поддержку искусства и науки.
Элина БЫСТРИЦКАЯ:

- Элина Авраамовна, созданному вами фонду уже пять лет. Что подвигло на его создание?

- То, что искусство сейчас переживает не лучшие времена. Можно даже сказать, терпит бедствие. Особенно это касается кино и вообще актерской профессии.

Как человек, выросший в другие времена, воспитанный в иных традициях, помню, как много тогда значили для людей театр и кино. Особенно кино. Многие фильмы просто давали путевку в жизнь детям и подросткам, учили их морали и нравственности. Мне кажется, что советское кино с его романтическими взглядами было прекрасным жизненным пособием для молодого поколения. А что происходит сегодня? Девчонки и мальчишки чуть не с пеленок смотрят чудовищные фильмы с убийствами, грабежами, изнасилованиями, со всеми этими кошмарами, которые, с моей точки зрения, не должны быть темой искусства. Искусство – это духовная жизнь, а эти фильмы, страшилки, которые у нас сейчас крутят, – это просто ликбез для бандитов.

И самое неприятное – что кто-то же из нас все это снимает, кто-то же в этом снимается… Похоже, многие забывают о смысле актерской профессии, гонясь за заработком. Между тем русская актерская школа изначально не только учила высокому мастерству, но и несла людям истинные ценности. Она отстаивала духовность.

В общем, именно поэтому я основала Фонд поддержки искусства и науки. Общество, если оно заинтересовано в своем будущем, обязано помогать тем, кто составит его настоящую основу. Фонд, в частности, учреждает стипендии для одаренной молодежи, обучающейся в творческих вузах, а также студентов, серьезно изучающих науку. Этих детей надо поддерживать, так как именно они будут двигать страну вперед.

- Вы сказали о духовности русской актерской школы. Выходит, она ее утрачивает?

Ваше здоровье, королева!
Ваше здоровье, королева!

- Во всяком случае, есть риск утратить. В те времена, о которых я говорила, ведь и учили по-другому. И сами учителя у нас были – грандиозные, иного слова и не подберу. Может быть, в этом дело... Впрочем, школа Станиславского, признанная во всем мире, все так же жива. Возможно, просто не хватает заботы о том, чтобы все лучшее, что в ней есть, передавалось новым поколениям актеров, воспринималось ими.

Но я твердо знаю: от учителя зависит многое. Если не все. Мне знаком этот труд, я сама провела три выпуска – в ГИТИСе и училище имени Щепкина. Я преподавала актерам, это было заочное обучение. Казалось бы, как это может быть: актерство – и заочно? А вот оказывается, что может. Но какими они, наши студенты, приходили и какими потом уходили! На их примере было прекрасно видно, что такое обучение актеров.

- Какова же актерская практика сейчас?

- Сейчас учатся в основном на работе, на съемочной площадке. А на съемочных площадках, где снимают сериалы, нет никакой проработки актерской. Там – фабрика.

- А кто был вашим педагогом по мастерству актера?

- Я училась на Украине и должна была стать актрисой украинского театра. Учителя были замечательные – Иван Иванович Чабаненко и Леонид Артемович Олейник.

Первым после окончания вуза театром для меня стал Вильнюсский драмтеатр, в который меня взяли сразу. И моя первая в нем роль – Тани в одноименной пьесе Арбузова – была принята зрителем с первого раза. Так что, наверное, учителя меня хорошо учили.

- Но говорят, что и вам приходилось просить для себя некоторые роли…

- Ничего подобного. Ролей никогда не просила, просила лишь о возможности участвовать в пробах. Я всегда считала, что пробы – это конкурс, а принимать участие в конкурсах никому не запрещено.

- А самую сокровенную вашу роль – Аксинью?

- Я ею грезила. И хотя мой педагог сказал мне, что роль Аксиньи – это не мое, я упрямо считала, что мое. Но мне нужно было доказать. Я же видела казачек, понимала разницу между казачками и обычными женщинами. Кстати, поняла это во время Великой Отечественной войны, когда наш госпиталь стоял в станице. У Шолохова потрясающий роман, я просто равного не знаю, и рассказать про этих женщин в кино – это счастье!

Песня для любимой актрисы
Песня для любимой актрисы

Вот в Америке "Унесенные ветром" – это эпопея "про них". А "Тихий Дон" – это про нас. Поэтому я делала все, чтобы доказать: я – могу.

- А как вы относитесь к судьбе нового фильма "Тихий Дон"?

- Признаться, я очень надеялась, что это будет серьезная работа. Сергей Бондарчук давно говорил, что собирается снимать "Тихий Дон". У меня журналисты уже спрашивали, как я к этому отношусь, и я ответила, что это очень сложная и очень трудная работа, поэтому желаю Бондарчуку здоровья и удачи. Прошли годы. Знаю, что была съемка, знаю, что Бондарчука не стало, знаю, что фильм каким-то образом оказался в Италии. Я думала, что когда удастся его выкупить, это будет событие, потому что Бондарчук – серьезный, творческий человек. Я ждала. Потом, наконец, посмотрела первую серию, добросовестно посмотрела...

А потом начались звонки от казаков из Вешенской, из Ростовской области, из Ростова. Меня спрашивали, как я могу простить это. Я старалась мягко ответить: я думаю, что этот фильм для иностранцев может быть интересным…

- Сегодняшний театр подвержен тем же болезням, что и кино?

- На мой взгляд, и к большому моему сожалению, общество сегодня стало меньше нуждаться в театре. Думаю, это связано с тем, что людям мало просто зрелищ. Ведь раньше театр, как и любое другое искусство, был проповедником определенной идеологии. Каждый, кто создает продукцию в культуре, делает это с определенной позиции. А если есть позиция, значит, есть идеология. Видимо, ту идеологию, которую сегодняшний театр несет, принимают далеко не все зрители.

Я и сама не могу относиться равнодушно к тому, что происходит в стране. У меня есть свое мнение, хотя я его никому не навязываю. Во-первых, это бесполезно, а во-вторых, только поступками можно что-то изменить – разговорами ничего не добьешься. Поступок – вот что главное, вот что имеет смысл. И в жизни, и в искусстве.

ЕЛЕНА СЕРЕБРЯКОВА

НАША СПРАВКА

С 1958 года Элина Быстрицкая в труппе Малого театра. Ее дебютом в Малом была роль леди Уиндермиер в спектакле "Веер леди Уиндермиер" Оскара Уайлда (1959). С 1950 года снимается в кино. Дебютировала в фильме "В мирные дни" (1950), впоследствии сыграла более чем в десяти фильмах, почти все они стали классикой отечественного кино. Наиболее известные – "Неоконченная повесть" (1955), "Тихий Дон" (1957-1958), "Все остается людям" (1963), "Дикое поле" (1998).

Народная артистка России. Награждена семью орденами, в том числе орденом "За заслуги перед Отечеством" I степени.

Статьи рубрики "Звездный гость"

Все статьи номера

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...