События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: «ТРЕТИЙ СЕКТОР»: выживай как хочешь

"ТРЕТИЙ СЕКТОР": выживай как хочешь

Есть такой вечный вопрос для кризисных времен: кому помогать в первую очередь? Сильным, слабым, всем подряд, кто под руку подвернется? Применительно к благотворительной сфере этот вопрос звучит с особой актуальностью — здесь разрушительные процессы проходят и быстрее, и болезненнее. И выражение "гибельный исход" часто вовсе не метафора, а реальное пополнение мартиролога, где мучениками выступают дети, старики, инвалиды — тысячи тех россиян, для кого проблема выжить и в ясные-то дни была актуальной, а уж в кризисные... Тем не менее, несмотря на все разговоры о необходимости разработать в правительстве антикризисный пакет именно для благотворительной сферы, его так и нет. Да что там пакет: в "Программу антикризисных мер правительства Российской Федерации на 2009 год" слово "благотворительность" даже не попало.
Рисунок Дмитрия Трофимова

Кого в России спасают прежде прочих в области экономики? Системообразующие предприятия. Лидеров, сильные звенья, которые способны не только устоять, но и удержать на себе каркас национальной экономики. При этом не скрывается, что в кризисную пору предпочтение отдается дееспособным компаниям, производствам, банкам – это поддержка с гарантированной отдачей. Потому и рекомендует центральная власть избавлять федеральный бюджет от сотен и сотен предприятий, переводя их на региональные балансы, а то и вовсе отправляя в "автономное плавание", что для многих означает утрату спасительной в условиях кризиса вывески "государственное" и бесславный конец.

Спасать неокрепших, слабых, проявивших себя в благоприятных условиях аутсайдерами – путь в экономике, и тем более в частном бизнесе, мягко говоря, непопулярный. Конечно, власть постоянно говорит о недопустимости каких-либо бюджетных секвестров в области социальных проектов, но возникни дилемма, какую финансовую дыру затыкать в первую очередь – в "социалке" или, скажем, энергетике, вряд ли предпочтение будет отдано первой. Это логика борьбы за живучесть на судне, терпящем крушение. Общую судьбу на со-временном "Титанике" решают не милосердие и благородство одиночек (честь им и хвала), а всетаки профессиональные действия команды, нередко весьма жесткие.

Однако заметим мимоходом, что эта, в общемто, не раз опробованная в мире стратегия пока заметного улучшения сегодняшней российской экономике не приносит. И президент РФ Дмитрий Медведев признает, что в кризисе мы еще "не достигли дна". Чему подтверждение и последние цифры Росстата: на сегодняшний день работу потеряли 7,1 миллиона россиян, это 9,5% от всего трудоспособного населения. Приплюсуем сюда пенсионеров, инвалидов, детей – и цифра получится почти равная экономически активному населению. А это уже опасная пропорция для страны с такими экономическими и социальными проблемами, какие имеет Россия.

Естественно было бы предположить, что в этих условиях ресурсы благотворительности будут использованы, как говорится, на все сто. Что помимо антикризисного пакета мер по спасению экономики есть аналогичный пакет и для благотворительной сферы. Но "третий сектор" в социальном разделе столь объемного и разностороннего документа, как "Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год", вообще не упоминается. Ни в строй в тревожное для Отечества время не призван, ни в качестве объекта господдержки не учтен – выживай как хочешь.

И ведь нельзя сказать, что правительство начисто позабыло о филантропии. Есть проект Концепции содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в Российской Федерации: работа над ним идет в недрах Минэкономразвития РФ – в Департаменте стратегического управления (программ) и бюджетирования. И, как заверил меня в начале апреля замглавы этого департамента Артем Шадрин, документ будет готов к вынесению на рассмотрение правительства уже в мае, а осенью начнется работа над пакетом законов, вытекающих из концепции (на странице 19 этого номера МБГ публикует План мероприятий по реализации в 2009-2010 годах положений Концепции содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в Российской Федерации).

И все же причислить проект Концепции к документам антикризисного характера при всем желании нельзя. Даже сейчас, несмотря на кризис, работа над ним идет лишь в немного ускоренном режиме (не знаю, есть ли вообще у нас какой-то особый законодательный режим для кризисных времен: чтобы там, где раньше ходили, в кризис – бегали, а там, где вчера бумага по коридорам власти улитой ползла, в кризис – стрижом летала). И даже то, что в марте правительство сократило число кабинетов для согласования законопроектов, радикально не изменило скорость прохождения документов. Не удивительно поэтому, что законы, о которых говорил Артем Шадрин, начнут свое скорее всего тоже не слишком стремительное шествие по трем кругам парламентских чтений не раньше осени. Какая уж тут антикризисная оперативность.

Помнится, на Втором Всероссийском форуме по благотворительности, который прошел в ноябре прошлого года, практикующий на ниве благотворительности народ предложил немало интересного в пакет антикризисных мер: как двумя-тремя поправками в закон заставить эффективнее работать эндаумент, как стимулировать филантропию граждан (физических лиц) изменениями в налоговой сфере, как привлечь капитал в кризисных условиях в благотворительную сферу… Что-то нашло свое отражение на концептуальном уровне, что-то и впрямь обретет форму закона, но нет в реализации этих предложений ни темпов, ни радикальности антикризисной помощи.

Рад был бы ошибиться, но пока нет оснований полагать, что в России пытаются встроить "третий сектор" в общую систему антикризисных мер. Есть некие попытки на региональном уровне, но чаще это набор достаточно общих предложений или заявлений о намерениях НКО и местных властей. Но и этому рады на местах – появляется хоть какой-то законный повод стучаться в кабинеты "административного ресурса". А стучаться приходится, как бы ни было неприятно это слышать сторонникам полного отделения благотворительной сферы от власти.

Да благотворительность сегодня уже и так отделена от государства гораздо больше, чем церковь. К тому же, если взаимоотношения церкви и государства отрегулированы целым сводом законов и быстро совершенствуются по мере необходимости (чему можно только порадоваться), то благотворительность как общественный институт в правовом поле занимает некий пятачок, бывший еще недавно заброшенным пустырем и до сих пор весьма неухоженный. Неудивительно, что "верхи" уделяют ей и соответствующее внимание (вернее, невнимание), особенно сегодня, когда приходится отвечать на столь грозные экономические вызовы.

Между тем и в "третьем секторе" есть свои системообразующие элементы, которым бы очень не помешала господдержка. Это и организации с глубокими, долгосрочными благотворительными проектами, и фонды местных сообществ, и эндаументы, и, возможно, крупные корпоративные доноры. Конечно, и здесь, как и в экономике, в первую очередь помогать надо сильным. Выстоят они, выстоит вся система благотворительн о й деятельности в стране.

Варианты помощи могут быть разными. Совсем не обязательно направлять в "третий сектор" живой поток ассигнаций. Помочь можно льготными расценками по арендной плате, упростив отчетность, обеспечив большую финансовую свободу в обращении со средствами при реализации благотворительных целей, режимом налоговых послаблений – пусть временным, но введенным оперативно. Речь ведь идет о сотнях фондов, о десятках тысяч добровольцев, которые, без преувеличения, несут на себе ту социальную ношу, которая по нашим законам и традициям должна лежать на плечах государства.

Но в стране становится все горячее и горячее, а действующие лица отечественной филантропии – как благотворители, так и благополучатели – попрежнему предоставлены сами себе. И суровые капитаны кризисной экономики не отвлекаются на крики, раздающиеся откуда-то из трюмных помещений. Но там, ниже ватерлинии, тоже люди…

ВЛАДИМИР ЕРМОЛИН

Статьи рубрики "Главный акцент"

Все статьи номера

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...