События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: «ЦВЕТЫ ЖИЗНИ» не приживаются

"ЦВЕТЫ ЖИЗНИ" не приживаются

Не оттого ли, что "садовникам" не хватает любви и терпения?
Каждому ребенку нужна семья. Осознав эту бесспорную истину, общество стало активно призывать граждан становиться приемными родителями. Подобные призывы зазвучали в телевизионных программах и прессе, рекламные щиты взывают "Найди меня, мама!", а на Алтае даже прошел месячник по усыновлению детей. Тысячи ребятишек по всей стране обретают семьи… Но ставить точку в этих счастливых, на первый взгляд, историях рано. Дети готовы идти в любую семью. А готовы ли родители принять любого ребенка? И отчего так часто звучит страшное слово "отказник"?

После 11 лет жизни с приемной матерью и двумя ее сыновьями Руслан оказался в приюте. В заявлении в Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав с просьбой о помощи в воспитании приемного сына мать написала, что он "постоянно врет, ворует деньги, начал курить, выпивать", ребенок "озлоблен, грубит", пропускает занятия по подготовке к ЕГЭ и курсы подготовки в вуз, которые она оплатила. Словом, весь список грехов, свойственных современному среднестатистическому подростку.

Он сидит передо мной – уже не ребенок, просто еще невзрослый человек с чуть грустными восточными глазами. О жизни в приемной семье Руслан говорит без обиды, пытаясь анализировать ситуацию:

- До определенного момента мне жилось комфортно. Хотя маме со мной было труднее, чем со своими сыновьями. Когда в пять лет меня усыновили, у меня была задержка развития. А мама хотела, чтобы я был как ее родные дети (они старше меня на 12 и 14 лет). Но это было нереально. Наверное, мне требовалось больше любви, ласки, на что-то нужно было терпимее реагировать. Ко мне же относились как к родному. В этом были и плюс, и минус. А потом начался переходный возраст, когда кажется, что ты уже взрослый и родители теперь ни к чему. Временами мы совсем не понимали друг друга. В приюте я многое переосмыслил, хотел бы вернуться в семью, но мама к этому не готова…

Судя по всему, надежды мальчика на возвращение тщетны. Недавно состоялся суд, постановивший вернуть подростка в семью, но мать отказывается его принять, говорит, он ей не нужен. Скорее всего, Руслану придется остаться в приюте, и психологи его к этому готовят, чтобы подросток не ожесточился, не почувствовал себя отверженным.

- Он очень переживает, – говорит педагог-психолог приюта Алена Владимировна. – Эта тяжелая психологическая травма порождает скрытую агрессию. Срывы случаются часто, стараемся их гасить, не ругая ребенка, он и так уже наказан.

Теперь Руслану вместо вуза, куда он, по замыслу приемной матери, должен был поступить, предстоит учиться в колледже, где есть общежитие, или жить в приюте до достижения 18 лет. По мнению психолога, последний вариант предпочтительнее:

- Таких детей нельзя оставлять без присмотра. В семье, где он прожил большую часть своей жизни, ему успели привить хорошие навыки. Несмотря на проявления юношеской дерзости, в душе мальчика много положительного, нужно закрепить эти качества, чтобы он их не утерял.

Мотивы, которые движут людьми, решившими стать родителями чужому ребенку, могут быть разными. Одни пытаются с помощью малыша решить собственные проблемы – самоутвердиться, спастись от одиночества или "чтобы было всё как у людей". Другие, принимая сироту в семью, хотят предотвратить ее распад, а кто-то, пережив утрату кровного дитяти, надеется погасить боль, заменив его приемным. Эти истории вполне могут развиваться по счастливому сценарию, но лишь при условии, что их основной "сюжетной линией" будут интересы ребенка, а главной целью – помочь ему вырасти достойным человеком. Ведь благой порыв, возникший под впечатлением визита в детский дом, быстро проходит, стоит лишь столкнуться с трудностями адаптации ребенка к непривычной для него семейной жизни.

Отказ от приемного ребенка травмирует его психику, и нужны годы, считают психологи, чтобы рана затянулась. Иногда боль сопровождает ребенка, выброшенного из семьи, словно ненужная кукла, всю его последующую жизнь, неожиданно выплескиваясь немотивированной агрессией.

Не мне судить приемную мать Руслана, спасовавшую перед трудностями его переходного возраста. Не каждый родитель готов переносить бури, рождаемыенеистовством гормонов во взрослеющих организмах даже родных детей. Или терпеть убытки, нанесенные детишками семейному бюджету (Руслан позарился ни много ни мало на четыре тысячи американских долларов – накупил на них с друзьями компьютерной техники). Можно понять разочарование, которое после 11 лет воспитания приемного сына постигло женщину, осознавшую, что у него не такой ровный характер, как у ее благополучно выросших детей. И все же, считает педагог-психолог, она знала, что берет мальчика из неблагополучной семьи, и должна была быть готова к трудностям его воспитания.

- Когда я беседовала о Руслане с его приемной матерью, – говорит психолог, – не увидела в ее глазах волнения за его судьбу. На вопрос, зачем она его усыновляла, женщина ответила, что ей было жалко ребенка, хотелось сделать доброе дело. В ее словах нет любви.

Отказавшаяся от Руслана женщина два года назад усыновила еще одного, 5-летнего мальчика. Говорит, чувствует в себе нерастраченный запас любви. Но кто знает, какие сюрпризы преподнесет ей со временем этот малыш? И захочет ли приемная мать потратить на него свой "запас любви"? Ведь жалости к сироте может снова оказаться недостаточно, чтобы принять его со всеми грехами и проблемами…

Решая проблему сиротства, вряд ли стоит ориентироваться на расхожий призыв "Спешите делать добро". Спешка в таких делах может превратить добро в его противоположность. Повинуясь естественной человеческой потребности творить добро, нужно тщательно взвесить свои возможности любить и жертвовать если не всем, то многим ради того, чтобы затоптанный в самом начале росток детской жизни выправился и расцвел. И чтобы плоды его не оказались горькими.

ЕЛЕНА СТАХОВА

НАША СПРАВКА

Школа приемных родителей действует в Москве на базе благотворительного фонда "Приют детства" (проект "К новой семье" http://www.innewfamily.ru).

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Александр КАРДАШ, директор социального приюта для детей и подростков "Солнцево":

- Нужны центры реабилитации семьи, где с помощью психологов ребенок мог бы взглянуть на себя со стороны, а родители – получить совет и поддержку. Сейчас в Москве организуются Центры социальной реабилитации для несовершеннолетних, где предусмотрены отделения помощи семье. В нашем приюте накоплен опыт подобной работы, поскольку приходится заниматься родителями своих подопечных, их бабушками-дедушками, опекунами. При соответствующем штате специалистов мы могли бы оказывать помощь приемным семьям, знакомить потенциальных родителей с особенностями поведения детей, оставши

Нельзя спешно искать новую семью детям, чьи родители лишены родительских прав. Иногда они могут вернуться к нормальной жизни, нужно лишь вовремя им помочь. Это тоже одна из задач центров реабилитации семьи. Бывает, не успеют передать нам ребенка из неблагополучной семьи, как органы опеки и попечительства размещают о нем сведения для потенциальных опекунов и усыновителей, и те звонят, желая познакомиться с ребенком. Я в таких случаях отказываю – резкие перемены судьбы калечат психику ребенка, не дают биологическим родителям шанса вернуть ребенка и восстановить семью.

хся без попечения взрослых.

Статьи рубрики "День защиты детей"

Все статьи номера

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.
 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...