События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: Любовь УСПЕНСКАЯ: «Доброта трогает до слез»

Любовь УСПЕНСКАЯ: "Доброта трогает до слез"

Королева русского шансона убеждена, что творить благо — неотъемлемое свойство русской души. И поэтому в России никогда не дадут пропасть ни одиноким старикам, ни детям-сиротам — рядом всегда окажутся те, чья щедрость и милосердие будут превалировать в шкале человеческих ценностей.
Любовь УСПЕНСКАЯ:

- Люба, ваше имя часто встречается в афишах всевозможных благотворительных концертов. Вы соглашаетесь петь на них из чувства долга или по велению души?

- Вы забыли спросить: "Или потому что неудобно отказаться" (смеется). А если серьезно, то ответ такой: делаю это и по совести, и по сердцу. Благотворительность – это то, без чего не обходится ни одно уважающее себя общество. Я очень рада, что у нас в России теперь тоже есть благотворительность. Кстати, в Америке институт благотворительности очень развит. Конечно, там и доходы у людей намного выше, чем в России, и бизнес существует давно, окреп, может себе многое позволить. Там уже прочно вошло в сознание: получаешь хороший доход, поделись с обществом. Это ведь так пограждански, да и по-Божьи, что уж говорить.

У нас, у русских, – широкая душа. Я вот, когда гуляю по Москве, наблюдаю за жизнью вокруг. Знаете, что меня трогает до слез? Люди, которые ездят на метро и живут на скромную зарплату, всегда подают старикам в переходах, кидают свою лепту в футляры уличных музыкантов. Это значит – народ добрый. Так было всегда, так и будет. Душу у русских не отберешь!

Ну, а мы, артисты, что мы можем сделать? Петь, выступать бесплатно, чтобы средства от наших концертов и спектаклей шли в пользу сирот, больных детей, инвалидов, пострадавших от терактов или стихийных бедствий. Я, если меня попросят выступить в пользу нуждающихся ребятишек, соглашусь без раздумий. Дети – это вообще святое, скажу вам как мать.

Кстати, у меня самой мамы не было, но благодаря человеческому теплу я не ощущала себя полной сиротой. Мама умерла при родах. Меня выкармливала папина сестра – у нее тогда тоже был грудной ребенок, и молока хватало на двоих. До пяти лет меня воспитывала бабушка, а потом отец повторно женился, и мы стали жить с мачехой. Я не называла ее мамой, но в душе всегда считала родным и близким человеком. Она тоже относилась ко мне как к дочери, не делала различий между мной и моими сводными братьями. Нет, пожалуй, делала. Бывало, подойдет ко мне и шепнет: "У меня только одна шоколадка. На всех не хватит: съешь ее – только тихонечко".

- Как началась ваша певческая карьера?

- Я была ужасной хулиганкой, не слушала ни отца, ни мачеху, ни бабушку. Они хотели, чтобы я хорошо училась и стала преподавателем или дирижером, а мне это было неинтересно. Едва поняв, что могу зарабатывать пением, я тут же уехала из Киева в Кисловодск. Меня позвали туда знакомые ребята, сказав, что в этот город съезжаются артисты со всего СССР. Этот курорт считался "хлебным" местом: самые лучшие рестораны, богатые отдыхающие со всего Союза. Деньги на меня, 16-летнюю девочку, посыпались как снег. Я так разбаловалась, что когда меня "Укрконцерт" пригласил петь в ансамбле, что на тот момент считалось престижным, отказалась, испугавшись бедности и убогости существования на государственную зарплату. В 20 лет я могла себе позволить купить "Бьюик". Он стоил 27 тысяч рублей – по тем временам немыслимые деньги!

Я всегда много работала и много зарабатывала. Даже когда вернулась в Киев и подала документы на выезд из СССР, а это был один из самых тяжелых моментов моей жизни. Ведь меня после этого уволили с работы и два с половиной года никуда официально не брали.

- Эмиграция была неминуема?

- Я свободолюбивый человек. Могла сказать что угодно, спеть и даже успела посидеть за свою любовь к свободе в тюрьме. И мне совсем не хотелось жить в такой стране. Уезжая, думала, что расстаюсь с Родиной навсегда. Если бы хоть на минуту могла представить, что все будет иначе, то не уехала бы. Выучив английский язык, я продолжала думать по-русски и даже в США осталась русской певицей.

Но Союзу ССР я была не нужна. При выезде у меня отобрали гражданство, но до этого были еще два с половиной года унижения и преследования со стороны КГБ.

- Уехали – и все в жизни сразу стало гладко?

- Если бы! Пришлось поскитаться. Австрия – там был своеобразный перевалочный пункт, где оформлялись документы. Италия – там находилась окончательная база эмигрантов, на которой полагалось выбрать страну проживания. Я жила в Италии целый год. И страстно полюбила ее. Выучила язык, обычаи, узнала массу рецептов итальянской кухни. Мы с мужем жили в предместье Рима, в приморском городке Ладисполь. Туда перебирались многие наши эмигранты. Городок ожил при виде русских девушек. Итальянские мужчины с утра пораньше гоняли по городу на автомобилях, бросая страстные взгляды на Галь, Наташ, Валь, а итальянки устраивали демонстрации протеста под лозунгами: "Русские эмигрантки отбивают у нас мужей!"

- На что же вы там жили?

- Я познакомилась с одним торговцем антиквариатом. Это не был роман, просто дружба на почве общих интересов. Мы вместе слушали самые последние записи, например безумно популярного тогда Хулио Иглесиаса. Я даже пару раз пела в местном ресторане его песни. Друг ездил по соседним городкам и предлагал местным богачам предметы старины. Он предложил: "Будешь ездить со мной, а я буду говорить клиентам: "Альдо из Ладисполя со знаменитой русской певицей", и все нам будут рады". Расчет был точным. Итальянцы очень любят женщин, и не открыть в такой ситуации дверь никто бы не посмел. А для Альдо главным было попасть в дом, а там уж он что-то да продал бы. Мне же полагалась плата в любом случае.

Но продлилось это недолго. Получив разрешение на въезд в США, я отправилась в НьюЙорк. Как сейчас помню, приехала в среду, а в пятницу уже выступала в ресторане.

- И каков был репертуар?

- Вся советская эстрада, в основном Леонтьев, Пугачева. Самой популярной у нашей эмигрантской публики стала песня "Лето" Аллы Борисовны. Мне ее заказывали бесконечно, в ресторан началось паломничество.

- А как новый репертуар Любови Успенской узнали в СССР?

- Насколько я знаю, благодаря Эдите Пьехе. Она привезла мою пластинку в СССР, и песни стали популярны. Но мне кажется, не только Эдита Станиславовна привозила мой альбом из поездки по США.

- Вы приехали в Россию на гастроли после 16 лет эмиграции. Как встретила Родина?

- Меня пригласила в Россию одна записывающая компания. Я сняла с ней клипы "Кабриолет" и "Карусель", и с этого момента начался отсчет моей популярности в России. Это была моя Родина, и вскоре я освоилась, решив, что пора заканчивать эмиграцию и возвращаться.

- Сколько вы уже живете в Москве?

- Пятнадцать лет. Знаете, я ведь уроженка Украины, люблю сало с горилкой, но Москва для меня – родной город. Наверное, муж, коренной москвич, привил мне эту любовь. Когда мы прилетели в Москву, в аэропорту "Шереметьево" дочь захотела в туалет. Мы зашли в первый попавшийся и почувствовали до боли знакомый запах. Дочка тогда сказала фразу, которую я вспоминаю до сих пор: "Мама, это так Родина пахнет?"

Сейчас, конечно, Москва стала настоящей мировой столицей – с богатыми и бедными, но со своей неизменной красивой и доброй душой.

ЛАРИСА ШКИРКО

Статьи рубрики "Звездный гость"

Все статьи номера

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.

людмила[ 18.01.2015 10:28:12 ]
срочно нужна денежная помощь на операцию за границей в израиле 800000руб. предрак по женски помочь некому время уходит помогите ради бога нет больше сил и времени заранее благодарна на киви валлет кошелек 89038151088 или карта сбербанк россии №639002229005401177

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...