События, решения
Главная страница :: Статьи номера ::

"БОГУ УГОДНО И ЛЮДЯМ ПОЛЕЗНО"

"БОГУ УГОДНО И ЛЮДЯМ ПОЛЕЗНО"

Чем современная благотворительность отличается от дореволюционной
<p>"БОГУ УГОДНО И ЛЮДЯМ ПОЛЕЗНО"

Благотворительность и медицина – самый работающий союз, если верить статистике. До 80% всех пожертвований адресуются тяжело больным (и львиная доля приходится на больных детей). Однако столичные власти не высоко оценивают вклад филантропов в здравоохранение города. Напомним, что месяц назад на пресс-конференции руководитель Департамента здравоохранения Андрей Сельцовский, отвечая на вопрос корреспондента МБГ об уровне благотворительности в столице, дал ей следующую оценку: "Истинную благотворительность я в столице не встречал". И пояснил, что под истинной благотворительностью он понимает регулярную, системную и объемную помощь.

 

Между тем Москва, пожалуй, самый обслуживаемый благотворительными фондами и организациями город. Здесь активно действуют как отечественные, так и международные филантропические организации. В прессе то и дело появляются новости о том, как такому-то детскому центру передано оборудование на миллионы рублей,  такой-то больнице –  дорогостоящие препараты, на операцию ребенку собрана необходимая сумма… Акции в поддержку больных людей также проводятся в столице нередко. Однако если брать сухой остаток, то главный медик Москвы прав – есть отдельный порыв, нет системы. И это при том, что возможности столичных капиталистов наверняка превосходят суммарные возможности остальных потенциальных доноров России.

 

А ведь Москва хранит богатый опыт медико-социальной помощи населению. И именно на средства филантропов. К практике столетней давности есть смысл обратиться, чтобы понять, чем отличается то милосердие от нашего, современного.

 

Просто пройдемся по столичным адресам милосердия ХIХ – начала ХХ века.

 

Голицынская больница. Возведена на средства князя Дмитрия Голицына. "Суммы и доходы с имений употребить на устройство в столичном городе Москве учреждения Богу угодного и людям полезного". Денег оказалось достаточно, чтобы построить огромный корпус, который и по сей день является главным для Первой городской клинической больницы. Следует отметить, что одним денежным взносом дело не обошлось. Семья Голицыных вплоть до 1917 года опекала эту больницу. Начиная с 1802 года директорами больницы были только Голицыны. Это была не просто благотворительность, а фамильное дело целого дворянского рода.

 

Городская больница имени К.Т. Солдатенкова. Коммерции советник Козьма Солдатенков отписал в завещании на постройку "бесплатной больницы для всех бедных, находящихся в Москве, без различия званий, сословий и религий" 2 000 000 рублей. На такие деньги возвели целый комплекс лечебных корпусов. По тем временам оборудование, условия содержания были уникальными. Больницей управлял совет, куда входили и представители семьи Солдатенкова.

 

Городская детская больница имени В.Е. Морозова. На устройство детской больницы пожертвовал 400 000 рублей сын Викулы Елесеевича Морозва Алексей в марте 1898 года. В честь отца, который много тратил денег на благотворительность, он и попросил назвать больницу. Морозовская детская больница строилась с учетом аналогичных станционаров Англии и Германии. Она и задумывалась как шаг вперед в клиническом обслуживании больных детей в России. В конечном счете на деньги семьи Морозовых уже к 1906 году был построен целый медицинский городок – девять лечебных корпусов и парк.

 

Думается, уже одних этих примеров достаточно, чтобы понять, в чем крылся успех московской филантропии в медицинской области.

В размере пожертвований – это первое. Максимально, что можно купить на современные донорские отчисления, так это оборудование или партию лекарств. Ни о каких постройках лечебных учреждений и речи не идет. Хотя капиталы иных олигархов вполне сопоставимы с миллионами дореволюционных жертвователей (а то и превосходят их на порядок).

Второе обстоятельство, определявшее долгосрочность благотворительных проектов, заключается в том, что благотворительность на протяжении столетий была фамильным занятием. Дело отца продолжали сыновья и дочери, дело деда – внуки.

И третье – милосердный рубль вкладывали не просто в койки и клизмы, но и в саму систему развития здравоохранения. И, вложив, уже не упускали из своего поля зрения. Потому и росли корпуса к корпусу, и оплачивались командировки к зарубежным коллегам, выписывались светочи европейской медицины к нам. И все на деньги  богатых россиян.

Богатых и милосердных. Чье милосердие было образом жизни.

Такому нам предстоит еще много учиться.

 

ВЛАДИМИР КОСТРОВ, историк

Статьи рубрики ""Третий сектор": прошлое и настоящее"

Все статьи номера

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...