События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: КУДА УХОДИТ КОРПОРАТИВНАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ?

КУДА УХОДИТ КОРПОРАТИВНАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ?

Директор Российского филиала CAF МАРИЯ ЧЕРТОК отвечает на вопросы МБГ
<b>КУДА УХОДИТ КОРПОРАТИВНАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ?</b><p>
Мария Черток
Ваш прогноз: денег корпоративной благотворительности в общей доле будет со временем больше, меньше?

Со временем этих денег в общем объеме пожертвований будет, конечно, меньше. Их будет меньше в силу того, что компании оптимизируют расходы после двухлетнего кризиса и вряд ли вернутся на прежний уровень. Они поняли, что можно и так, с меньшими деньгами вести благотворительную деятельность. Денег станет меньше, потому что интересы акционеров, как частных лиц, будут реализовываться через другие инструменты, а не через компанию. Наконец, благотворительность компаний начнет больше реализовываться через привлечение сотрудников, развитие волонтерства. Тоже другие деньги. Это мировая тенденция. Мы, наши компании, переплачивали за благотворительность по сравнению со всем миром. Сейчас идет процесс оптимизации.

Уйдут ли эти деньги, частично, в "корпоративную социальную ответственность", которой так много сейчас уделяется внимание?

Этих денег, о которых мы говорим, скорее всего, просто вообще не будет. Точнее, они буду изъяты из благотворительного оборота. И в КСО они не придут. Ну, там есть какой-то бюджет, связанный в первую очередь с какими-то экологическими задачами, с развитием персонала. На персонал у нас традиционно много тратится, это и больницы, школы, детские сады… Но, мне кажется, и на эти цели будет со временем меньше тратиться корпоративных средств. Вы согласны с утверждениями, что бизнес начнет отделяться от благотворительности? И это пойдет на пользу и ему и благотворительности?

Корпоративная благотворительность в каком-то виде, безусловно, останется. Она будет меньшей, если сравнивать ее с нынешней. И будет очень жестко завязана на интересы бизнеса. Это разного рода пиар, маркетинговые технологии, коммуникационные мероприятия и прочее. Иначе говоря, эти расходы должны будут мотивироваться интересами бизнеса, а не стремлением, скажем так, помочь больным детям.

Что же появится взамен уходящим деньгам корпоративной благотворительности? Они, как известно, сегодня составляют львиную долю средств в российской филантропии.

А частная благотворительность должна развиваться и выходить на первое место по объемам пожертвований. Будет, например, все большую роль играть семейная благотворительность. Почему? Потому что наши олигархи становятся все более возрастными. И начинают бизнес продавать или отходить в сторону от управления делами своей компании. И тратят личные капиталы на создание своих фондов. И эти фонды, порой, по бюджетам мало уступают или вообще не уступают крупнейшим корпоративным фондам. Мне кажется, приходит понимание того, что нельзя оставлять детям огромные состояния, особенно когда они и не рвутся в родительский бизнес. Им надо оставить достаточно средств на учебу, на жизнь, но обременять их заботами об этих миллиардах не стоит. И чем больше наш российский капитализм будет взрослеть, тем больше будет появляться таких фамильных фондов. Так было на Западе, в США. Так будет и у нас.

Вы можете назвать российские фонды, которые отвечают критериям семейной благотворительности?

Ну, прежде всего это фонд Дмитрия Зимина "Династия". А еще раньше Владимир Потанин, как мне кажется, пошел в этом направлении. Для меня, безусловно, и фонд Прохорова – тоже семейный. Там всей стратегией и практикой благотворительности занимается его сестра – Ирина Прохорова. К семейным я отношу и фонд Николая Цветкова "Виктория"… Можно и еще назвать несколько фондов. Нет, семейная благотворительность в России, безусловно, есть и имеет большие перспективы.

А вообще, как вы для себя определяете понятие "семейная благотворительность"?

Модели могут быть разными. Как правило, есть некий отец-основатель, который зарабатывает деньги, а затем кладет их в основание фонда. То есть, деньги должны быть именно из семейного бюджета, а не привлеченные со стороны или, тем более, взятые из корпоративной казны. Потом в филантропию главы семейства вовлекаются члены его семьи – жена, дети, братья, сестры. В Англии, например, есть такие фамилии, которые поддерживают работу благотворительных фондов, основанных их предками сто, двести лет назад. Что касается программ таких фондов, то они могут быть очень разными. Все определяется пристрастиями членов семьи, их увлеченностью тем или иным направлением филантропии. Семейный частный фонд, собственно, для того и создается, чтобы обслуживать гуманитарные наклонности членов семьи. Но если говорить о наших практиках, то поколение наследников, которое и могло бы уже составить второй эшелон в российской благотворительности, пока только подрастает. Новейшая история России еще только развивается в сторону династийной филантропии. Поэтому и к критериям определения, что же такое "семейная благотворительность" можно подходить не так уж строго.

И последний вопрос, он касается не одной лишь корпоративной благотворительности. Что бы вы назвали главной, во многом определяющей, особенностью современной российской благотворительности в целом?

Своеобразие нашей благотворительности заключается в том, что в ней значительную роль играет государство. Очень уж чувствуется этот "указующий перст". С одной стороны компании говоря, да, нам важно почувствовать заинтересованность государства, понять, в чем его приоритеты, важно, чтобы была какая-то координация, чтобы наши усилия не уходили в песок и так далее. С другой стороны, система влияния на те, или иные решения, которые бизнес принимает в сфере благотворительности, гораздо жестче, чем просто помощь в определении приоритетов. Такого нигде в цивилизованном мире нет.

Статьи рубрики ""Третий сектор": прошлое и настоящее"

Все статьи номера

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.
 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...