События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: Сергей СЕЛИН: «Дворника из меня не вышло, а мент, говорят, неплохой»

Сергей СЕЛИН: "Дворника из меня не вышло, а мент, говорят, неплохой"

Смешной и обаятельный Сергей Селин, известный всей стране как лейтенант Дукалис из "Ментов", вопреки сложившемуся мнению, начинал не со службы в милиции. Правда, армию он прошел, к тому же руководил полковым оркестром. А потом — прежде чем стать актером — ему довелось повкалывать и грузчиком, и дворником. Сегодня заслуженный артист России Сергей Селин вспоминает армейский этап своей биографии с долей ностальгии.
Сергей СЕЛИН:

- Сергей, правда, что Ваша первая работа была – руководить оркестром?

- Не работа, а служба. Когда я пошел в армию, там быстро мои художественные навыки распознали и поставили командовать взводом музыкантов.

- Навыки откуда? Музыкальное училище?

- Какое там! Детский кружок Дворца культуры родного города Воронежа. Меня дружок сагитировал. Сказал, что смогу бесплатно смотреть фильмы, которые крутят в ДК. И мы записались в духовой оркестр, где я освоил тромбон и трубу, а заодно барабан и тарелки. Потом в армии пригодилось. Целых полтора года под моим началом было 16 человек, а мне тогда еще и 20 лет не исполнилось. Но я ответственность свою строго понимал, сразу артистам сказал: "Если замечу, что кто-то кого-то эксплуатирует – ответит по полной программе". Мне поверили, и никакой дедовщины в моем коллективе не было. Честно говоря, в армию я не хотел, но о том, что послужил Отечеству, не жалею. Хотя меня, между прочим, разжаловали.

- Была причина?

- И серьезная. Однажды во время учений мои ребята сидели в бункере, и то ли случайно, то ли по злому умыслу, то ли ради идиотской шутки кто-то забил наружную печную трубу. Угарный газ пошел внутрь, и мои подопечные отравились. Хорошо, я успел их всех вытащить наружу. Слава Богу, никто из пацанов не погиб, но меня все равно наказали.

- А что Вас потянуло в грузчики?

- Ну, профессии дворника и грузчика я осваивал по пути к основному ремеслу – актерству. Я с детства знал, кем стану. Меня и во дворе все звали артистом, а в роду у нас было двое цирковых и двое балетных.

В театральный институт я стал пробиваться сразу после школы. Первый раз попробовал в школу-студию МХАТ. Поехал в Москву, читал все с чувством, с толком, с расстановкой. С душой, короче. Но комиссия, глядя на меня, очень веселилась. После армии снова пробовал. Очень хотел во МХАТ. Помню, прошел тур удачно, обрадовался. Но в коридоре ко мне подошел один человек из комиссии и говорит: "Сергей, вы обязательно поступите, но не к нам". Честный был педагог, предупредил. Тогда, чего скрывать, время было безнадежное – в московские театральные вузы попадали только по большому блату, на уровне кровных связей.

Когда очередной раз провалился, вернулся в Воронеж, да и поступил с горя в технологический институт на инженера мясомолочной промышленности, где и проучился два года. Там-то и началась моя рабочая карьера. Через год перевелся на вечернее отделение и устроился грузчиком в столовку при военной кафедре. Вот меня повара боялись! Считали засланным казачком. Ведь на этой кафедре готовили будущих офицеров ОБХСС, и вся поварня меня почему-то считала одним из них. Не знаю уж почему. Зато грузчики, коллеги мои, уважали. Могли прикрыть, если вдруг мне надо было погулять. Да и вообще, жалели меня. Я ведь был самый молодой, да и худенький – не поверите. Они по возможности все время старались меня отпустить: "Иди, Серега, не мешайся. Мы тут без тебя справимся". В общем, воспоминания остались теплые. Ушел я от них, только когда окончательно решил бросить институт.

- Расхотелось стать инженером?

- Да я и так понимал, что не мое это. На сей раз отправился прямиком в Ленинград, и с ходу поступил в ЛГИТМиК на курс Игоря Горбачева. Подружился там с Юрой Гальцевым. Мы были самыми разгильдяистыми на курсе. Вечно что-то пропускали, опаздывали. Из-за этого и стипендию не получали, и в общаге нас вечно ругали. И мы устроились дворниками, чтоб решить сразу две проблемы – с жильем и деньгами. Деньги, конечно, были небольшие – что там дворникам тогда платили? Зато нам сразу дали по служебной комнате. Вот это были комнаты! Огромные! Как же мы жили! У нас стояла мебель девятнадцатого века – сплошь антикварные произведения. Сколько б это сейчас стоило, боюсь даже представить, а тогда в Питере люди почему-то избавлялись от такого "старья". Выносили раритеты на улицу и ставили у парадного, а то и на помойку. Так мы и обставили свои комнаты.

Вообще, это, я вам скажу, был еще тот Санкт-Петербург, хоть и назывался Ленинградом. Мне в мою бытность дворником доводилось в некоторых квартирах видеть через открытые двери портреты императора Николая Второго во весь рост. Многое тогда еще сохранилось из тех, исконных времен. Это сейчас уже город не тот, хоть и стал называться Санкт-Петербург.

- Работа, наверное, не из легких была?

- Мы ко всему относились с куражом. Знали же, что это не на всю жизнь. Правда, с утра действительно трудновато было. Представьте, просыпаться с петухами. У нас подъем был в четыре утра. Это поднимись, убери весь двор – а он немалый был. Особенно зимой тяжко приходилось. Однажды пьяного мужика спасли, который не дошел до подъезда и заснул в подворотне. Мороз 40-градусный, а парень лыка не вяжет. Хорошо, заметили…

Ну вот, а после уборки – занятия. Мы иногда по очереди вставали. Юрка уберет и мой, и свой участок. На следующий день – я за двоих. Так длилось целый год. Потом в нашем домоуправлении стали вводить новые порядки, чтоб, так сказать, сорганизовать график работников метлы и лопаты. Дабы жизнь медом не показалась, поставили нам условие: собираться на участке не только в четыре, а еще и в 10, в 14 и так далее – через каждые четыре часа. Конечно, это было невозможно – мы же учились. Потом мы с Юрой еще какое-то время поработали грузчиками в булочной. Так вот и учеба прошла. Могу с чистой совестью сказать, что в студенческие годы я обеспечивал себя самостоятельно, с родителей не тянул. Да и опыт этот пошел на пользу. Я ведь с разными людьми общался, много чего узнал и увидел.

- А Вам греет душу понимание того, что востребованы? Нарасхват у режиссеров и все такое…

- Приятно оно, да. Но не успеешь при всем желании сниматься везде, куда приглашают. От большинства предложений приходится отказываться. Но те роли, которые действительно по душе, не отвергаю.

- Во скольких фильмах одновременно может сниматься актер? Так, чтобы без халтуры?

- Нужно соизмерять силы. Сниматься параллельно в двух фильмах – и то, если не играешь в театре – еще как-то можно. Дальше – все, ничего хорошего не жди. Объясняю. Если актер будет выкладываться на всех проектах по полной программе, то быстро надорвется. Если же начнет работать абы как, то, как сейчас говорят, облажается. А вообще, в идеале надо сниматься в одном, но сегодня для актера это роскошь. У всех ведь семьи, дети, и самим тоже кушать надо. Люди крутятся как многостаночники, а так ведь даже и деталь качественную не выточишь. Так и получается халтура, смотреть не хочется.

- А чем Вам запомнились последние работы?

- Самые яркие воспоминания, во-первых, от фильма "Любовь под грифом Совершенно секретно". Играю там полковника ФСБ. У меня эта рольстолько сил отняла, не могу передать. Пришлось качаться целый месяц в тренажерном зале, чтобы, так сказать, соответствовать герою. Он же там не только подвиги совершает, но еще и завоевывает сердце красавицы…

В общем, мой персонаж должен охранять молодую женщину, которая является носителем некой секретной и очень ценной информации. За ней идет охота с разных сторон, а мне, значит, выпадает ответственность всю дорогу быть в роли ее телохранителя. По ходу дела между нами возникает большое светлое чувство. Короче, все как полагается. Интрига классическая.

Кстати, моей партнерше Жанне Эппле, как и мне, пришлось побегать. Экстрима хватало, да и снимали не только в Питере, но и в Новгороде, в Выборге. Были у нас съемки в госпитале, так я потом на несколько дней сам в него "сдался", чтоб силы восстановить.

- Это "во-первых", а что же "вовторых"?

- "Братишки" Александра Мохова. Там тоже главная роль. Как прочитал сценарий, я сразу понял – это мое. Вообще, настолько логично выписана фабула, все так последовательно, понятно. Даже диалоги у меня никаких нареканий не вызвали, а я, между прочим, в этом вопросе ой какой вредный.

- От Дукалиса отказываться не собираетесь?

- Не могу. Привык. Это уже мой "родной" герой. Дворника из меня не вышло, зато мент, говорят, неплохой… Да и, знаете ли, времена изменчивы, а это постоянная работа, как ни крути.

- Вы считаете, что сериал про ментов – это ваш лучший проект?

- У меня много ролей, гораздо более серьезных. Вот только те, другие, фильмы показывают по телевизору в некассовое время, когда либо все уже спят, либо еще на работе. Зато "Улицы" и "Литейный" – как говорится, в прайм-тайм.

Но давайте честно. Если мы будем судить о нашем кинематографе по сериалу про ментов, значит, наше кино бедненькоепребедненькое. И что хорошего в том, что фильмы сегодня чаще делают продюсеры, то есть предприниматели? Кино же должно быть режиссерским, а не продюсерским. Печальные результаты этого "фильммейкерства" мы каждый день видим на экране. Продюсеры – люди, которые знают, как делать деньги, но, увы, далеко не все понимают, как делать кино. Пора, думаю, вернуть кинематограф на государственный уровень и финансировать полноценно. Знаете, как много в фильме зависит от вложенных средств? Я своими глазами сейчас вижу, насколько в лучшую сторону по качеству от "Улиц разбитых фонарей" и "Бандитского Петербурга" отличается тот же "Литейный-4". В него вложили всего чуть-чуть побольше, а результат уже налицо. Даже то, что оператор работал не с телегой, а на нормальных рельсах, важную роль сыграло.

- Сергей, вспомним, наконец, о названии газеты: какое место в Вашей жизни занимает благотворительность?

- Отношусь к ней очень положительно, а как же еще? Считаю, если ты богатый парень, поделись, дай в детский дом или интернат – не обеднеешь. Во всяком случае, если бы я был из таких "богатеньких буратин", я б, наверно, построил приют для бездомных ребятишек. Впрочем, мне кажется, что большинство из "новых русских" не скупятся на такие цели, за что им большое человеческое спасибо.

Сам же я к благотворительности причастен разве что своими концертами. Знаете, когда мы всей нашей "ментовской бригадой" разъезжали по интернатам, другим социальным заведениям и с душой распевали там "Наша служба и опасна и трудна" – как же приятно было видеть, что людей и смешит, и согревает наше "высокое искусство".

ЛАРИСА ШКИРКО

Статьи рубрики "Звездный гость"

Все статьи номера

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.

www.life-boat.ru[ 13.09.2009 13:19:14 ]
Ну нормально вообщем, как то оно так

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...