События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: Грант бьет предприимчивость,

Грант бьет предприимчивость,

или Портрет московской благотворительности "кисти" ЦИРКОНа
Грант бьет предприимчивость,

Картина, которая возникает из данных, полученных ЦИРКОНом, достаточно оптимистична. Благотворительная деятельность в Москве разнообразна по форме и содержанию, очевиден ее рост (как количественный, так и качественный). Взаимодействие благотворительного сектора с властями столицы различного уровня также развивается продуктивно. Столь же очевидно и особое положение московской благотворительности, объясняемое тем, что именно в столице сосредоточены значительные капиталы, определяющие масштабы филантропии. Однако симптомы некоторых недомоганий "третьего сектора" страны в целом отражены и в характеристиках благотворительного сообщества Москвы, полученных социологами.

Прежде всего, социологи, пытающиеся как-то расширить своим исследованием рамки наших представлений о "третьем секторе" столицы, столкнулись с информационным дефицитом. Явление – благотворительная деятельность – есть, она активно развивается, особенно в последние годы, а достоверных системных знаний о ней (подчеркну, именно как о явлении) мало. Есть разрозненная, эпизодическая статистика – но из нее не складывается единая, целостная и понятная картина обширного, разнообразного по формам благотворительного сообщества, его деятельности.

"В наши дни нет адекватных представлений о благотворительной деятельности в стране. Сколько организаций, каков объем ресурсов, скольким людям оказана помощь и какая… Нужны показатели – показателей нет", – эти слова принадлежат Марии Слободской, председателю комиссии по вопросам развития гражданского общества Общественной палаты РФ. Наш разговор проходил в кулуарах Второго всероссийского форума "Благотворительность в России: проблемы и перспективы развития". Сотни знатоков филантропии, люди с конкретным опытом успешной работы на ниве милосердия собрались, чтобы обсудить проект Концепции содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в России. Но вот что интересно: в справочных документах форума, розданных каждому участнику и прессе, не хватало (ну вот лично мне) небольшой, всего в пару листков, справки о том, что собой представляет благотворительное сообщество современной России. Можно сказать, что не было заурядных анкетных данных: сколько, кто, где, что.

На ситуацию пока мало повлияло и то обстоятельство, что административный надзор за НКО, в том числе и благотворительного толка, с лета этого года сосредоточен в руках Минюста. Представленные здесь исследования московского "третьего сектора" показывают, до какой степени могут разниться статистические данные, собранные в Минюсте, в Федеральной регистрационной службе, Росстате и Мосгорстате. Возможно, с 1 января 2009 года, когда начнут действовать новые формы отчетности и контроля, ситуация изменится к лучшему. Но ведь не в одной методике подсчета вопрос. Затруднения со статистикой – лишь следствие, которое указывает на присутствие неких системных проблем в благотворительной сфере.

На то же самое – нехватку информации друг о друге – сетуют и участники социологического опроса. Причем речь идет уже не только о формальных данных, но и о коммуникабельности действующих лиц благотворительного сектора. Говоря о сообществе благотворителей, мы вовсе не уверены, что такое сообщество есть на самом деле. Есть личные контакты, связи, а единой цеховой площадки для обмена информацией, консолидации сил в интересах решения профессиональных вопросов нет. Да, собственно, нет и общего мнения насчет того, нужна ли такая площадка (организация, орган и пр.). Во всяком случае, из ответов не следует, что консолидация – это проблема, которую следует решать в первую очередь.

Но в чем сходится большинство, так это в необходимости увеличить государственную поддержку благотворительным организациям. В отличие от некоторых западных моделей благотворительности, где государство лишь однажды, раз и навсегда, помогло филантропии, установив для нее эффективные налоговые схемы, в России патерналистские настроения пока еще сильны. И перечень просьб к властям год от года растет. Отсюда и характер экономики благотворительных НКО Москвы. На вопрос, какие действия намерена предпринять их организация для улучшения своего финансового положения в ближайший год, большинство ответило: "Получить финансирование из бюджета Москвы".

То есть ставка на фандрайзинг, маркетинг, менеджмент, на повышение привлекательности своих программ именно за счет собственных усилий, уступает надеждам на твердый бюджетный кусок. Такова сложившаяся практика: грант бьет предприимчивость. Соцзаказ надежнее рыночных рычагов, которые еще надо осваивать, да еще и без всяких гарантий положительного результата. Стать самодостаточной индустрией, по-настоящему третьим сектором страны – вкупе со всем некоммерческим сообществом – российской благотворительности только предстоит. И впереди преодоление не столько даже организационно-технических барьеров – усовершенствование законодательства, организационной структуры, создание профессионального корпуса благотворителей, – сколько психологических.

Показателен ответ респондентов на вопрос, хотят ли они принять участие в разработке проекта концепции содействия благотворительной деятельности: 42%, по сути, не проявили такой заинтересованности. Причины тому могут быть разные, конечно. Но главный мотив индифферентного отношения к правовой базе, которая будет определять твою же работу, думается, в привычке во всем полагаться на власть, в готовности сделать ее хозяином положения везде и всюду, лишь бы не обременять себя ответственностью.

И все же радует то, что больше половины опрошенных высказались именно за активное участие. Согласимся, повод для оптимизма есть.

Как есть он и в том обстоятельстве, что этот социологический опрос заказан именно благотворительной организацией. Процесс самопознания можно только приветствовать. И это не единственный пример, когда благотворительная организация пытается проводить статистические и научные исследования "третьего сектора". Свой вклад в статистический портрет благотворительной сферы внесет, вскоре, и ВЦИОМ (сотрудник МБГ входил в фокус-группу исследования). Известно, что регулярные исследования НКО благотворительной направленности регулярно проводят Высшая школа экономики, другие научные коллективы. Иначе говоря, тот труд, что представлен ниже, – лишь фрагмент мозаики, которую еще предстоит сложить общими усилиями.

ВЛАДИМИР ЕРМОЛИН

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

  • 4 500 некоммерческих организаций благотворительной направленности зарегистрировано, по данным Мосгорстата, в Москве.
  • 109 НКО благотворительной направленности Москвы приняли участие в исследовании.
  • 56% НКО столицы ведут благотворительную деятельность в нескольких регионах России или на всей территории страны.
  • 57% благотворительных организаций ежегодно оказывают поддержку более чем 100 нуждающимся гражданам.
  • 56% благотворительных организаций обходятся менее чем 5 постоянными сотрудниками.
  • 84% благотворительных организаций действуют в сфере социальной работы, социальной защиты, меньше всего организаций – 12% – занимаются экологией, защитой окружающей среды.
  • 17% московских благотворительных организаций считают свое финансовое положение плохим; в целом по России неустойчивым свое положение считают 24% благотворительных организаций.
  • 5-10 млн рублей и выше – таков объем средств, ежегодно привлекаемых 33% московских благотворительных организаций. В целом по России количество организаций с таким объемом привлекаемых средств более чем втрое меньше.

Статьи рубрики "Территория благотворительности"

Все статьи номера

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...