События, решения
Главная страница :: Статьи номера :: Численность благотворительных организаций

Численность благотворительных организаций

и их организационно-правовые формы

Циркон

Авторы исследования пришли к выводу, что статистический учет деятельности "третьего сектора" (и благотворительных НКО как его части) в Москве (как, впрочем, и во всей России) далеко не совершенен. Так, например, информация о зарегистрированных НКО, которой располагают разные официальные органы (например, Регистрационная палата и органы государственной статистики) различается. Кроме того, совершенно очевидно, что далеко не все зарегистрированные некоммерческие организации являются реально действующими, какой-либо официальный мониторинг по этому направлению не ведется, и информации о реально действующих организациях нет.

Именно поэтому сведения о численности реально действующих благотворительных организаций столицы, которые приводятся в материалах исследования, являются в значительной степени оценочными.

Согласно данным, полученным по официальному запросу из Министерства юстиции Российской Федерации по состоянию на август 2008 года, в ведомственном реестре зарегистрированных НКО содержатся сведения о 1923 благотворительных некоммерческих организациях Москвы, в том числе 770 – некоммерческие организации, 1153 – общественные объединения. А по данным Мосгорстата, количество НКО благотворительной направленности в Москве составляет примерно 4500 организаций.

Следует иметь в виду, что специального учета благотворительных некоммерческих организаций органы статистики не ведут. Поэтому при проведении исследования выделение организаций благотворительной направленности из общего числа некоммерческих и общественных организаций Москвы было проведено по запросу ЦИРКОН на основе кодов ОКВЭД (вид деятельности). Отнесение НКО к числу благотворительных организаций на основе ОКВЭД приводит к тому, что в их число попадает больше НКО, чем в случае, когда в качестве критерия отнесения используется запись в уставе организации.

Диаграмма 1.2-1. Организационно-правовые формы благотворительных организаций

Заметим, для сравнения, что аналогичная ситуация – с несовпадением данных государственной статистики и информации от государственных органов – повторяется и при анализе статистики НКО-сектора страны (без выделения благотворительных организаций). Так, по данным Федеральной регистрационной службы, на 1 декабря 2007 года число НКО, состоящих на учете в ФРС и ее территориальных органах, составило 243 130 организаций, а по данным Росстата – 673 019 организаций (то есть почти втрое больше).

По оценкам авторов исследования, реально действующими в Москве на сегодня являются около 450-500 организаций благотворительной направленности. То есть примерно четверть от числа зарегистрированных в ведомственном реестре Минюста.

По организационно-правовому статусу благотворительные организации, вошедшие в выборочную совокупность исследования, распределились(в процентах) следующим образом (см. диаграмму 1.2-1).

Заметим, что три наиболее распространенные, согласно результатам опроса, организационно-правовые формы благотворительных организаций являются наиболее распространенными и по сведениям, предоставленным Министерством юстиции РФ (см. табл. 1.2-1).

Таблица 1.2-1.
Распределение благотворительных организаций Москвы по организационно-правовым формам (по данным ведомственного реестра Министерства юстиции РФ)
Некоммерческие фонды 37,6%
Общественные организации 33,6%
Общественные фонды 25,7%
Автономные некоммерческие органи- зации 1,7%
Общественные движения 0,4%
Учреждения 0,3%
Некоммерческие партнерства 0,3%
Союзы/ассоциации 0,2%
Иные некоммерческие организации 0,2%
ИТОГО100%

Мнение эксперта

 

Илья Сокольщик, кандидат юридических наук, юрист Фонда развития некоммерческих организаций "Школа НКО":
- Считаю, что современное законодательство об НКО нуждается в реформировании. Не совсем четко прописано, чем та или иная форма НКО отличаются. Недостаточно в нем и положений, реализация которых способствует развитию сектора. Остается только надеяться, что в ближайшие годы законодательство об НКО будет совершенствоваться, станет более четким, а главное – отвечающим современным реалиям.

 

 

Алла Толмасова, юрист Центра развития демократии и прав человека:
- На мой взгляд, никакой путаницы в вопросе правовых форм благотворительных организаций нет. Слово "благотворительная" в названии организ ации указывает на характер ее деятельности, а не организационноправовую форму. Если говорить о правовых формах некоммерческих организаций в целом, то их довольно много, и число форм постоянно увеличивается. При этом никакой системы совокупность организационно-правовых форм не имеет. Возможно, по этой причине люди, не занимающиеся профессионально правовыми аспектами некоммерческого сектора, не в силах разобраться во всех этих вопросах, что и приводит к "путанице в самоопределении".
Вопрос о систематизации форм НКО и их сокращении обсуждался экспертами 10-12 лет назад довольно активно, но никто из депутатского корпуса всерьез этим вопросом не заинтересовался. Думаю, на то было две причины: во-первых, сам этот вопрос воспринимался, в первую очередь, как теоретический, а теоретическими вопросами депутатов заинтересовать трудно; во-вторых, не было хороших идей, как именно систематизировать существующие в те годы (1996-1998 г.) формы. Сейчас сделать уже ничего нельзя. Слишком много за это время было принято законов о некоммерческих организациях. В общем, я считаю, что в формах НКО в целом менять ничего не надо. Было бы уже хорошо, если бы новые формы не появлялись в каждом новом законе, касающемся НКО.
Если же говорить о правовых формах именно благотворительных организаций, то я была и остаюсь сторонником той точки зрения, что к существующим формам благотворительных организаций следует добавить форму автономной некоммерческой организации.

 

 

Анатолий Ткаченко, адвокатское бюро "Щеглов и Партнеры":
- По моему мнению, наиболее предпочтительной организационно-правовой формой благотворительной организации является "фонд", однако действующее законодательство создает существенные затруднения в вопросах контроля за деятельностью фондов по целевому распоряжению средствами, которые реализуются в рамках соответствующих программ благотворительной деятельности организации. И в связи с этим, полагаю, назрела необходимость в конкретизированном правовом закреплении указанного института.

 

Комментарий МБГ

Существующие организационно-правовые формы НКО благотворительной направленности и проблемы, которые встают перед ними, как нам представляется, тесно взаимосвязаны. В современном российском законодательстве есть несколько правовых актов, трактующих юридические формы некоммерческих организаций, в том числе благотворительных. Однако профильный закон "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" называет только три формы: общественная организация (объединение), фонд и учреждение. Далее ст. 7 этого закона отсылает к "федеральным законам для благотворительных организаций". Таким образом, законодателями упущена возможность создания четкого перечня. Во многом именно отсюда и неопределенность "вывесок" НКО, приблизительность соответствия формы содержанию. Что, соответственно, ведет к расхождению в статистике.

Раньше говорили о том, что нет органа, который бы ведал всей статистикой, вел системный учет НКО в целом и благотворительных организаций в частности. Но тема несколько устарела: такой орган формального учета и контроля уже создан нынешним летом – это отдел по делам НКО при Минюсте (таким образом, упомянутая в аналитическом отчете ЦИРКОНА Росрегистрация свои полномочия относительно НКО передала в новые руки). Предполагается, что с 1 января 2009 года формы регистрации, формы и сроки отчетности НКО, ранее утверждавшиеся правительством, будут утверждаться Минюстом. Но до сих пор не ясно только, какими будут правовые "новоделы" и когда они реально заработают.

Но есть опасения, что и новые формы регистрации, отчетности проблемы институализации благотворительных НКО не решат. Ведь и в правительстве, которое передоверило НКО Минюсту, умеют считать и подсчитывать. Однако же, как показывает данное исследование ЦИРКОНа, концы с концами не сходились.

Между тем четкую структурированность "третьего сектора" может обеспечить налоговое законодательство. И никакой необходимости в создании новых структур и штатов. Именно оно могло бы бесстрастно определить, подпадает та или иная организация под существующие льготы. Именно оно устанавливает четкие организационноправовые критерии для благотворительной деятельности.

Но сегодня налог, как регламентирующий инструмент, в "третьем секторе" используется вполсилы. По той простой причине, что крайне скупы налоговые преференции в отношении благотворительной сферы. Они не могут быть тем рычагом, который жестко и эффективно управляет экономической составляющей благотворительности, как это поставлено, скажем, в США.

Забегая вперед отметим, что многие из вопросов, выявленных данным социологическим опросом ЦИРКОНа, так или иначе выводят на одну и ту же проблему – на отсутствие действенного налогового механизма в сфере благотворительности. Он как альфа и омега всего клубка закавык, который никак не удается распутать уже многие годы.

Статьи рубрики "Территория благотворительности"

Все статьи номера

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...