События, решения

Ищу семью!

Даже котенок тоскует по своим...
Что может быть драматичнее судьбы ребенка, оставшегося без родителей? Кого-то сиротой сделала болезнь, унеся жизнь родителей; кого-то пришлось спасать от горе-матерей и отцов, потерявших человеческий вид и разум… И хотя наши детские дома продолжают наполняться с удручающим постоянством, государство и общество, наконец, озаботились судьбой своих маленьких обездоленных граждан, начав не только серьезнее заботиться об их материальном благополучии, но и активно призывать граждан становиться мамами и папами тех, кому не повезло в самом начале жизни.

В нескольких номерах наша газета рассказывала историю Елены ФОРТУНЫ и ее приемного сына Севастьяна. О том, как молодая женщина решила стать мамой, о процессе усыновления, о проблемах и радостях становления маленький семьи. После первых волнений их жизнь вошла в обычное русло, и мы решили пока прервать свой рассказ. Но чтобы не лишать читателя информации о том, как живут счастливо обретшие друг друга мама и сын, продолжаем публикацию выдержек из интернетдневника Елены, который она ведет в "Живом журнале" (fortunka.livejournal.com)

Фортуна Севастьяна
Даже с кровными детьми у родителей не всегда бывает психологическая совместимость. Елена Фортуна считает, что ей повезло: она и Сева хотя и разные по типу личности, но подходят друг другу идеально. В науке об информационном взаимодействии между людьми — соционике, которой интересуется Елена, их отношения с сыном называются дуальными, то есть удовлетворяющими практически всем личностным потребностям друг друга: духовным, интеллектуальным, материальным, физиологическим, эмоциональным и проч.

Фортуна Севастьяна
"Московская благотворительная газета" продолжает летопись семьи Елены и Севастьяна Фортуны. Напомним, что публикация этой летописи началась в первом номере, когда мы рассказали о том, как Елена усыновила Севу, воспитывавшегося в одном из московских домов ребенка.

Фортуна Севастьяна
Один из самых, пожалуй, сложных и болезненных вопросов, связанных с усыновлением, – нужно ли скрывать от ребенка правду о том, как он появился в семье. До недавнего времени ответ на него в нашем обществе был практически однозначным: нужно. Потому что правда может травмировать ребенка, к тому же невозможность по тем или иным причинам родить делала женщину в глазах общества ущербной. Сегодня ситуация меняется.

Фортуна Севастьяна
"Московская благотворительная газета" продолжает летопись семьи Елены и Севастьяна Фортуны. Напомним, что публикация этой летописи началась в первом номере, когда мы рассказали о том, как Елена усыновила Севу, воспитывавшегося в одном из московских домов ребенка.

При установлении опеки учитываются нравственные и иные личные качества кандидата в опекуны, его отношения с ребенком, согласие членов семьи кандидата в опекуны и мнение самого ребенка.

Фортуна Севастьяна
С реакцией окружающих Елене пришлось столкнуться еще до того, как Сева стал ее сыном. Оформив документы, она рассказала о своем намерении усыновить мальчика родственникам, друзьям, знакомым – предстоящей радостью ей хотелось делиться со всем миром. И тут на нее посыпались самые разные вопросы: от "ты что, сама не можешь родить" до "зачем тебе это надо". Спокойно, не обращая внимания на резонный подтекст многих вопросов – "это же такая ответственность!", Елена объясняла свое решение, еще больше укрепляясь во мнении, что оно правильное.
- Самой частой реакцией было "ну, ты герой", – вспоминает Елена. – При чем тут геройство? Ведь для женщины стать матерью – самое житейское дело… Конечно, позитивной реакции было гораздо больше. Основной негатив шел поначалу от бабушки – трудности прожитой жизни делают людей осторожными, – но сейчас и она радуется правнуку, глядя на его фото.

Несколько лет назад москвичка Елена Фортуна решила усыновить ребенка. Так уж получилось, что стать матерью в замужестве ей не удалось. Брак распался. Но и оставшись одна, она продолжала мечтать о ребенке.

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...