События, решения
Главная страница :: История :: История московской благотворительности :: Историческая справка о благотворительной деятельности в Москве

Историческая справка о благотворительной деятельности в Москве

1. Определение благотворительности

На нынешнем этапе развития России, с немалыми трудностями решая проблемы, возникшие в период экономического кризиса 1990-х годов, государственная система социального обеспечения не может всецело удовлетворить нужды групп населения, которым она обязана помогать. Поэтому государство вынуждено обратиться с призывом к обществу развивать общественную и частную благотворительность.

Говоря о благотворительности, необходимо отметить, что современная Россия следует основному постулату мировой практики: благотворительность не отменяет обязанностей государства по социальному обеспечению, а создает дополнительную возможность оказания помощи малоимущим.

Благотворительность – бескорыстная помощь со стороны частных лиц и общественных организаций нуждающимся, не способным собственным трудом обеспечить средства к существованию (в первую очередь, старикам, инвалидам и детям, во вторую очередь, временно не имеющим средств к существованию – безработным, жертвам катастроф, больным).

В этих условиях исторический опыт развития и функционирования сферы благотворительности в Москве представляется весьма актуальным для выработки оптимальной стратегии в области социальной политики (поставленной в последнее время в ряд государственных приоритетов).

2. Основная статистика истории благотворительности в Москве

Исстари нашу столицу называли "Москва-благотворительница". Но только двести лет назад милостыня перестала быть единственным видом помощи просящему.

В конце XVIII в. при императрице Екатерине Второй появились первые законы о пожертвованиях в пользу бедных. После возникновения благоприятной юридической базы были устроены благотворительные заведения: Московский Воспитательный дом для подкидышей, созданный на средства богача-горнозаводчика П. Демидова (сейчас это здание занимает Военная академия ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого), Странноприимный дом графа Шереметева (сейчас Институт скорой помощи имени Склифосовского), Первая градская больница на пожертвование князей Голицыных.

В последующие 150 лет, до 1917 года, в городе было устроено более 600 заведений, созданных на благотворительные пожертвования, – больниц, домов престарелых (богаделен), детских приютов, школ, ночлежных домов, бесплатных столовых, домов бесплатных и дешевых квартир. Из этих заведений 15 возникли в XVIII в., 149 – в 1800-1860 гг., остальные 400 с лишним – в 1861-1900 гг. В период 1901-1914 гг. возникло еще около 60 заведений – большая часть под муниципальной юрисдикцией, поскольку именно городская дума и управа стали органами, пользующимися наибольшим доверием горожан в сфере применения благотворительных капиталов.

Изданный в 1901 г. "Сборник справочных сведений о благотворительности в Москве" включил сведения о 628 благотворительных заведениях, имевшихся в 1900 г. Среди них были такие крупные, как Екатерининский богаделенный дом, известный также под именем Матросской богадельни (на 1000 чел.), Андреевская богадельня (свыше 950 чел.) Покровская мещанская богадельня (свыше 1030 чел.), Измайловская военная богадельня (521 чел.), Странноприимный дом графа Шереметева (156 пациентов в богадельне и 840 в больнице).

Церковно-приходская благотворительность. Эта система взаимопомощи охватывала всё население Москвы. Приходские попечительства бесплатно выдавали одежду, еду, лекарства малоимущим прихожанам, учебники для детей. Все это жертвовалось более зажиточными членами прихода или покупалось на средства кружечного сбора и потом распределялось под контролем настоятеля и церковного старосты. На 1900 г. в городе имелось 150 благотворительных заведений при приходах, в том числе, 101 богадельня (как правило, на 8-15 чел. каждая).

Благотворительность для нерусских этнических общин. Москва, как любой мегаполис, была многонациональным городом. Национальными и конфессиональными общинами создавались благотворительные общества и заведения. Общество германских подданных, Французское общество взаимного вспомоществования и Французское благотворительное общество выдавали пособия нуждающимся немцам, французам и бельгийцам и имели свои благотворительные заведения. Общества взаимопомощи действовали для проживавших в Москве армян, латышей, евреев, швейцарцев, итальянцев, сербов и австро-венгерских подданных. Работали заведения для католиков при храме Святого Людовика на Лубянке и храме Святых Петра и Павла в Милютинском переулке. Активностью в деле благотворительности отличались немцы-лютеране – при храме Святых Петра и Павла близ Маросейки были организованы богадельня, больница с амбулаторией, детский приют, общежитие для девушек, школа для сирот и бедных детей, а также бюро для приискания работы.

3. Благотворительность под муниципальной юрисдикцией

Расцвет благотворительности в Москве пришелся на период 1863-1917 гг. когда, в Москве в рамках введенного муниципального управления начали работать городская дума и городская управа (функции которой ныне выполняет Правительство Москвы).

Органы местного самоуправления взяли в свои руки обеспечение всех сторон жизни. Полученные муниципальной властью в распоряжение значительные материальные средства (бюджет, недвижимость, право распоряжения городской земельной собственностью) обеспечили возможность создания разветвленной и эффективной системы общественной помощи бедным, как лицам, проживавшим в городах длительное время, так и мигрантам.

Под эгидой муниципальной власти на пожертвования частных лиц были созданы такие до сих пор обслуживающие население города заведения, как родильный дом имени Абрикосовой на Миусах (ныне роддом №6), психиатрическая больница имени Алексеева на Канатчиковой даче, глазная больница имени Алексеевой (сейчас Институт Гельмгольца), больница имени Бахрушиных (сейчас больница №33 на Стромынке), Морозовская больница (сейчас детская №1), больница Святого Владимира в Сокольниках (сейчас детская №2 Русаковская), больница имени Солдатёнкова на Ходынском поле (сейчас № 2 Боткинская), санаторий имени Четвериковой для детей, больных костным туберкулезом, в Сокольниках (сейчас Московская детская ортопедо-хирургическая больница).

К 1900 г. в Москве действовали более 250 благотворительных обществ и комитетов, и свыше 600 благотворительных заведений. Под муниципальной юрисдикцией находилось 130 заведений (больших и хорошо оснащенных), немуниципальными были около 500.

В муниципальных благотворительных заведениях имелось 47,5 тыс. кроватей для постоянного проживания пациентов (то есть при населении 1,1 млн. чел. обслуживалось 4% жителей). Стоимость недвижимости только муниципальных заведений – богаделен, детских приютов, домов для вдов и сирот, ночлежных домов – составляла более 5 млн. руб., капиталы 3,6 млн. руб., годовой расход 1,9 млн. руб. (для сравнения, расходы всего городского бюджета в 1901 г. – около 15 млн. руб.)

В немуниципальных заведениях (Ведомства учреждений императрицы Марии, Императорского Человеколюбивого общества, сословных, церковных, частных и др.) постоянно проживало еще 31,5 тыс. чел. Совокупная стоимость недвижимости их составляла 24,4 млн. руб., капиталы – 42 млн. руб., годовой расход – 4,7 млн. руб.

В 1900 г. крупных заведений, находившихся в ведении Московского городского общественного управления, было уже несколько десятков, причем некоторые представляли собой настоящие комплексы для социальной реабилитации трудоспособных или призрения нетрудоспособных, включая, например, богадельню для стариков, ясли для детей и дешевую столовую.

Весьма эффективной формой муниципальной благотворительности были городские участковые попечительства о бедных. Они были организованы в 1894 г. и представляли собой заимствованную из Германии и удачно прижившуюся в столице благотворительную структуру, в основу которой были положены принципы децентрализации и индивидуализации помощи.

Вся территория Москвы охватывалась действиями 29 попечительств, которые оказывали помощь беднейшим жителям своего участка денежным пособием, одеждой, топливом, устройством небольших домов для престарелых и детских приютов. Средства попечительств слагались из трех компонентов: ежегодной субсидии городской думы, процентов со специальных благотворительных капиталов, сумм, собираемых самими попечительствами в виде членских взносов, путем обхода жителей участка, устройства благотворительных концертов, спектаклей и т.д. В 1894-1910 гг. взносы и пожертвования составили более 2,5 млн. руб. За исключением расходов на делопроизводство (3-5%), все деньги шли на помощь клиентам на дому и в благотворительных заведениях. С введением системы попечительств, как было отмечено в книге "Современное хозяйство города Москвы" (1913), "беспорядочная раздача милостыни, плодившая профессиональных нищих, уступила место разумной, планомерной помощи действительно нуждающимся людям".

4. Личная роль руководителей города в развитии столичной благотворительности

Городские головы Москвы всегда подавали горожанам личный пример в сфере филантропии. Их собственные пожертвования характеризовали руководителей столицы как личностей с высоким уровнем ответственности за городское благополучие.

Семья городского головы А.А. Щербатова подарила городу свою усадьбу на Садово-Кудринской для устройства детской больницы (сейчас Филатовская больница). Городской голова С.М. Третьяков (брат основателя галереи) дал 200 тыс. руб. на стипендии учащимся городских школ и более 200 тыс. руб. на поддержание Третьяковской галереи. Семья городского головы К.В. Рукавишникова приобрела и передала городу в 1878 г. дорогостоящий особняк на Смоленской площади, где был устроен исправительно-трудовой приют для малолетних преступников на 200 детей, и до 1917 г. содержала этот приют на свои деньги. В 1911 г. на 900 тыс. руб., пожертвованные вдовой городского головы С.А. Тарасова, был открыт "Дом для бедных престарелых лиц имени Степана и Анны Тарасовых" на 150 чел. на Шаболовке (сейчас в здании Пенсионный фонд РФ).

Ярчайшим образцом самоотдачи был городской голова Москвы в 1885-1893 гг. Николай Александрович Алексеев. Свое жалованье городского головы (12 тыс. руб. в год) он отдавал в кассу помощи городским служащим. Также Алексеев вложил в городское благоустройство немалые собственные средства. Примером может служить финансирование Алексеевым строительства водонапорных башен у Крестовской заставы. В 1884 г., в память об отце, Николай Александрович Алексеев построил (потратив 72 тыс. руб.), оборудовал и передал в дар городу начальное училище на 200 детей (сейчас музыкальная школа на Николоямской ул.).

Про Алексеева современники говорили, что он "был не из тех, кто гоняется за дешевою, но громкою и рекламною филантропией. Он и в благотворительности был, прежде всего, делец и практик. Бестолкового швырянья деньгами, как своими, так и общественными, на дела, скрывающиеся под маскою благотворительности, он терпеть не мог". Задуманные им нововведения Алексеев, благодаря своему темпераменту, мог осуществлять с молниеносной быстротой.

Устройство крупной больницы для душевнобольных на Канатчиковой даче (сейчас больница, бывшая имени Кащенко, носит имя Алексеева) стало важнейшим вкладом Алексеева в городское здравоохранение. В 1889 г. он обратился к депутатам Московской думы и купцам с призывом собрать деньги на расширение Преображенской психиатрической больницы. Уважение к Алексееву проявилось в том, что всего за 4 месяца при участии 60 крупнейших предпринимателей было собрано более 1,5 млн. руб. Поэтому было решено пустить деньги не на расширение Преображенской больницы, а устроить новое самостоятельное лечебное заведение, открытое в 1894 г. Чтобы помочь городу Алексеев не останавливался ни перед чем. Среди москвичей ходила легенда, что когда один из знакомых толстосумов с издевкой сказал миллионеру Алексееву: "Ты стань передо мной на колени, тогда дам на больницу", то Алексеев прилюдно встал на колени, после чего спесивому толстосуму пришлось раскошелиться и внести в бюджет города 300 тыс. руб. на больницу.

Сбор благотворительных сумм Алексеев, как было подмечено современниками, начинал с самого себя. На психиатрическую больницу Алексеев с женой внесли около 350 тыс. руб. Позже, в 1903 г., когда вдова Н.А.Алексеева, Александра Владимировна, скончалась, она оставила по завещанию 1,5 млн. руб. "на благотворительные и другие нужды города".

Отдавали свои средства на благотворительность и многие депутаты городской думы. Социологический анализ состава жертвователей показывает, что треть всех благотворителей-мужчин в Москве в описываемый период являлась гласными Московской городской думы.

5. Ведущая роль предпринимателей в московской благотворительности

Феноменальный рывок в развитии социальной сферы на рубеже ХIХ-ХХ вв. был напрямую связан с огромной ролью частных пожертвований. За 52 года с 1863 по 1914 гг., через городское управление их поступило деньгами и имуществом на сумму около 39,3 млн. руб. (около $800 тыс. в переводе на современные деньги).

По законодательству, пожертвования могли приниматься от лиц, не состоявших под судом и следствием. Заявление о пожертвовании рассматривалось в городской думе, и после положительного голосования депутатов дело передавалось в городскую управу. Вслед за проработкой юридических и финансовых деталей, пожертвование ставилось на баланс города, приобретшего права собственника на капитал или недвижимость.

Для оптимального использования денежных средств сами капиталы оставались неприкосновенными и размещались на банковских счетах или обращались в ценные бумаги. На благотворительные нужды поступал ежегодно начисляемый с них доход, составлявший обычно от 4% до 5,5%.

Важную роль играл доход от лавок, пожертвованных городу Москве представителями купечества и расположенных преимущественно в Китай-городе. Средства, полученные от сдачи в аренду этих торговых помещений, употреблялись муниципальной властью на содержание благотворительных заведений и стипендии учащимся.

В период 1860-х – 1914 гг. частные пожертвования стали основным источником финансирования социальной сферы в городе. Московская городская дума и Управа приняли в 1866-1914 гг. 265 крупных пожертвований в размере не менее 10 тыс. руб. (10 тыс. руб. в пересчете на нынешние деньги составляет примерно $200 тыс.).

Подавляющая часть пожертвований исходила в Москве от предпринимателей и членов их семей, хотя среди благотворителей были также дворяне, крестьяне, мещане.

Важным стимулом для частной благотворительности стало разрешение в 1877 г. именовать заведения, капиталы и стипендии личными именами жертвователей или их родственников. И когда имена Алексеевых, Бахрушиных, Морозовых, Третьяковых были увековечены в сооружениях, воздвигнутых на их средства, то резко повышался престиж предпринимательских династий, и филантропическая деятельность становилась стереотипом поведения для городской элиты.

Современники утверждали: "Ни в каком другом русском городе нельзя найти столько благотворительных учреждений, созданных на частные средства, как в Москве. Сотни тысяч ежегодно жертвуются московским купечеством на дела благотворения. Клиники, больницы, богадельни, приюты с каждым годом приумножаются в Москве".

Более 1 млн. руб. пожертвовали 11 человек: Александра Алексеева (вдова городского головы Н.А.Алексеева и племянница П.М.Третьякова), кожевенные фабриканты братья Василий и Александр Бахрушины, торговец бумажной пряжей Николай Боев, текстильные фабриканты Фрол Ермаков и Александра Коншина, представительница семьи сибирских магнатов Александра Медведникова, член правлений ряда банков и компаний Кузьма Солдатёнков, владелец Пассажа на Кузнецком мосту Гавриил Солодовников, текстильный фабрикант из Серпухова Константин Третьяков и крупнейший льняной фабрикант и коллекционер Павел Третьяков.

Благочестивые поступки, получали широкую общественную огласку. Крупнейшим благотворителям (например, Бахрушиным) было присвоено звание "Почетный гражданин города Москвы", их портреты помещались в здании городской думы, управы, в финансируемых заведениях.

Что же заставляло людей жертвовать (при жизни или по духовному завещанию) нажитые с таким упорством деньги на общественные нужды – на поддержку призрения бедных, народного здравия, просвещения и культуры? Несомненно, мотивация прежде всего была религиозной – многие верующие следовали назиданиям почитаемого в России византийского мыслителя Иоанна Златоуста, который призывал воспользоваться богатством для милостыни и человеколюбия: "Будем очищать свою совесть милостынею".

Немаловажным был фактор личного участия жертвователей в деятельности филантропических заведений. Некоторые лица попечительствовали одновременно над 2-5 учреждениями. Например, лично участвовал в работе пяти заведений Козьма Терентьевич Солдатёнков, пожертвовавший городу почти 2,5 млн. руб. на больницу (сейчас № 2 Боткинская).

Благодаря крупнейшим денежным пожертвованиям Москва смогла решить жгучие вопросы развития здравоохранения, общественного призрения и народного образования.

6. Координирующая роль Городского Благотворительного совета

В конце XIX в. Москва заняла лидирующую роль во всероссийской благотворительности. Обилие форм и методов помощи нуждающимся вызвали необходимость координации деятельности в общегородском масштабе.

По решению муниципальной администрации в 1897 г. впервые в России был создан Городской Благотворительный Совет. Его задачей было объединение деятельности в области помощи нуждающимся всех существующих в Москве общественных, сословных, частных и ведомственных благотворительных заведений.

Основными направлениями работы совета стали: организация совещаний по различным вопросам постановки благотворительности в Москве; контроль над учреждениям помощи детям-сиротам и беспризорникам; организация библиотеки по вопросам благотворительности. При Благотворительном совете действовало Справочное бюро по делам благотворительности, собиравшее и анализировавшее статистические сведения о благотворительных обществах и заведениях, числе нуждавшихся и получивших помощь.

Благодаря эффективной деятельности Благотворительного совета за 20 лет его существования (1897-1917) была создана система равномерного распределения помощи среди московских малоимущих и налажен в городском масштабе обмен информацией о расходовании благотворительных средств. Был поставлен барьер как уловкам тунеядцев, которые пытались получить бесплатную помощь сразу в нескольких местах, так и злоупотреблениям со стороны недобросовестных чиновников, желавших пристроиться на теплые места в благотворительных организациях.

7. Характер московской благотворительности в XIX-начале XX вв. можно обозначить, как православно-муниципальный. Лицо филантропии здесь во многом определялось богатейшим слоем предпринимателей, жертвовавших именно Московскому городскому общественному управлению, которому они доверяли и в котором сами играли большую роль.

Система помощи обездоленным, расцвет которой пришелся на начало ХХ века, не была идеальной, но очевидна ее эффективность в реабилитации нетрудоспособных слоев (прежде всего детей-сирот и беспризорников, многим из которых была дана возможность воспитания, обучения и получения профессии). В течение 150 лет своего формирования и развития эта система включила привившиеся в России удачные европейские модели благотворительных заведений, а также выработанные на собственном российском опыте эффективные формы и методы помощи бедным.

Следует отметить, что жизнестойкость ряда советских заведений социального обеспечения в немалой степени объяснялась тем, что многие рациональные организационные формы (к примеру, детские сады, амбулатории, молочные кухни, пособия бедным) были заимствованы из дореволюционного прошлого, а в ряде этих заведений вплоть до Великой Отечественной войны работала часть старого персонала, хранившего и передававшего традиции милосердия.

В советский период отрицательным фактором стало устранение благотворительности (самого понятия и стоящих за ним пожертвований) из сферы поддержки малоимущих. Произошла ее бюрократизация – исчезло живое сострадание как важнейший принцип помощи ближнему.

С конца 1980-х гг. в России начала возрождаться сфера благотворительности. Особое развитие она получила после принятия в 1995 г. федеральных законов "Об общественных объединениях" и "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях", а также закона г. Москвы "О благотворительной деятельности".

Благотворительное движение является необходимой частью формирующегося ныне гражданского общества.

Опора на вековые исторические традиции российской филантропии и переосмысление опыта поможет решать важные задачи выработки и применения оптимальных форм помощи малоимущим группам населения Москвы. В целом это будет способствовать улучшению социального климата в столице.

Автор справки:
Ульянова Галина Николаевна, кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник Института российской истории РАН,
автор монографий:
«Благотворительность московских предпринимателей. 1860-1914» (М., 1999),
«Благотворительность в Российской империи. XIX-начало ХХ века» (М., 2005),
лауреат премии Митрополита Макария (1997) и диплома Московской городской думы (2001)
 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...