События, решения
Главная страница :: Конфессии :: Иудейская благотворительность :: Притчи Соломоновы об источнике богатства, труда и благотворительности

Притчи Соломоновы об источнике богатства, труда и благотворительности

Книгу Притчей царя Соломона можно с полным основанием считать сводом ветхозаветных экономических идей. Из 915 стихов этой Книги не менее трети – это афористические изречения об источнике материального богатства, его использовании, о труде, благотворительности, устройстве домашнего хозяйства и торговле. Книгу Притчей традиционно причисляют к так называемой хохмической библейской письменности, т.е. раскрывающей учение о Премудрости. Иудейская традиция утверждала, что Соломон, переходя постепенно от изречения к изречению, от сравнения к сравнению, исследовал тайны Пятикнижия Моисеева, и даже что до Соломона никто не понимал надлежащим образом слов Торы (1) . Говоря об отличительных особенностях Книги Притчей, автор одного из самых подробных ее исследований, профессор А.А.Олесницкий подчеркивал, что "если в других священных книгах даны только некоторые истины или лучше одна специального значения теократическая истина, то Книга Притчей подвергает обсуждению потребности высшей духовной жизни со всех сторон, и дает руководительные начала и объяснения для многих таких отношений, которые в других священных книгах вовсе не затронуты" (2) . Важнейшей целью Книги, как по свидетельству самого автора, так и по мнению древних ее толкователей является вразумление молодых людей, своеобразное дорожное напутствие странникам, начинающим проходить поприще земной жизни. В Церкви, по этой причине, сложилась традиция – читать отрывки из этой книги (по-гречески – "паримии") в дни Великого поста, когда "больше, чем когда-либо человек сознает себя странником, не имеющим пребывающего града" (3) .

Общий смысл стихов Притчей, касающихся хозяйственной жизни, таков: снискавший страх Господень получает от Бога дар мудрости, дающий возможность найти путь праведности; живущий же праведно, в свою очередь, уже в мире этом достигает, помимо прочего, материального благополучия; если полученное богатство используется во славу Божию, прежде всего на дела благотворительности, оно преумножается. В Притчах дается и множество частных практических советов, касающихся хозяйственной жизни, но все они имеют под собой твердое религиозное основание.

Мысль об искании мудрости как цели человеческой жизни красной нитью проходит через всю книгу. Мудрость самого Соломона вошла в поговорку, она вызывала и вызывает удивление. Автор Притчей, как бы призывая удивляться не носителю, а источнику мудрости, неоднократно подчеркивает, что она является даром Божьим ищущему ее. "Сын мой!.. если будешь призывать знание и взывать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище, то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Господь дает мудрость; из уст Его – знание и разум" (4) . Эта мысль не раз встречается во многих книгах Ветхого Завета (5) . По мнению профессора Олесницкого, страх Господень или страх Иеговы означает не только благоговение перед Богом и Его откровением, но и само это откровение или слово Божие. В переводе книги Притчей LXX (семидесяти толковников) выражение "страх Иеговы" в некоторых случаях переводится как "слово Господне" (6) . "Начало мудрости – страх Господень" (7) – такими словами после шести стихов предисловия и начинается Книга Притчей. К этой мысли ее автор не раз возвращается в последующих главах. "Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение" (8) . Обретший мудрость и праведность, по мысли Соломона, получает от Бога и материальное благополучие, напротив, гонящийся лишь за богатством, в конце концов теряет его. "Блажен человек, который снискал мудрость, и человек, который приобрел разум, – потому, что приобретение ее лучше приобретения серебра, и прибыли от нее больше, нежели от золота, она дороже драгоценных камней... Долгоденствие – в правой руке ее, а в левой руке у нее – богатство и слава... мудрость лучше жемчуга, и ничто из желаемого не сравнится с нею... Приобретение мудрости гораздо лучше золота, и приобретение разума предпочтительнее отборного серебра... Вожделенное сокровище и тук – в доме мудрого; а глупый человек расточает их ... Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои. Устремишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу" (9). Жажда материального богатства лишь усиливается от попыток ее утолить. Для выражения этой мысли автор Притчей использует яркую метафору: "У ненасытимости две дочери: "Давай, давай!" (10).

В нескольких стихах Книги Притчей подчеркивается мысль о том, что существуют ценности более весомые, чем материальное богатство, которое, будучи приобретено неправедно, "приправляется" тревогой, ненавистью, раздором: "Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище, и при нем тревога. Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть... Лучше немногое с правдою, нежели множество прибытков с неправдою... Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором" (11).

Как уже отмечалось выше, по мысли Соломона, богатство является наградой праведнику, божественным благословением. Верного в малом, Господь ставит управителем большего имущества. Но эта награда ничтожна в сравнении с тем, что ждет праведного в жизни вечной. Праведника Господь вознаграждает малым, то есть материальным благополучием – в малой земной жизни и великим, то есть бессмертием – в жизни вечной: "На пути правды – жизнь, и на стезе ее нет смерти" (12).

Праведность проявляется, помимо прочего, и в богоугодном распоряжении своим имуществом. Эта мысль подчеркивается в Притчах неоднократно. Почитание Господа должно проявляться во всем, в том числе и в жертвовании Ему, по примеру Авеля, небольшой, но отборной частью урожая или приплода: "Чти Господа от имения твоего и от начатков всех прибытков твоих, – и наполнятся житницы твои до избытка, и точила твои будут переливаться новым вином" (13). Почитает Бога и благотворящий бедному. Благотворя, он, как бы дает взаймы Богу, который не преминет воздать за это гораздо большим доходом. "Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его" (14). Благотворящий ближнему делает благо самому себе. "Человек милосердный благотворит душе своей, а жестокосердый разрушает плоть свою" (15). Благосостояние, по мысли Соломона, достигается не скопидомством, а богоугодными усилиями и настроенностью человека, проявляющимися в благотворительности. При этом благотворящий не должен опасаться разорения, ибо о его благополучии в этом случае заботится Тот, кто является Источником всяческих благ. "Иный сыплет щедро, и ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив, и однако же беднеет. Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет. Надеющийся на богатство свое упадет; а праведники, как лист, будут зеленеть" (16) . Отмечается и такая форма благотворительности бедным, как продажа им хлеба в то время, когда другие придерживают его в ожидании роста цен, являющегося чаще всего результатом плохого урожая: "Кто удерживает у себя хлеб, того клянет народ; а на голове продающего – благословение" (17). Благотворительность автор Притчей считает нравственным долгом состоятельного человека. Притеснение бедного и отказ в благодеянии нуждающемуся – тяжкий грех. "Кто презирает ближнего своего, тот грешит; а кто милосерд к бедным, тот блажен. Кто теснит бедного, тот хулит творца его; чтущий же Его благотворит нуждающемуся..." (18). Вообще праведный человек – это человек щедрый, который без жалости расстается с пожертвованной частью своего имущества: "...Праведник дает и не жалеет" (19).

Еще одним свойством праведности является трудолюбие. Трудящийся выполняет заповеди, данные еще Адаму. Заповедь труда была дана как до грехопадения (20), так и после изгнания прародителей из рая (21). По этой причине человеческий труд имеет двойственный характер: с одной стороны это творчество и созидание, доставляющее радость, с другой – тягостная необходимость. По выражению прот. Сергия Булгакова, после грехопадения человека, труд как призвание и творчество продолжает существовать внутри железного кольца необходимости.

Во множестве стихов Притчей в самых разнообразных видах повторяется призыв к прилежному труду и старанию и осуждается лень и беспечность. "Кто возделывает землю свою, тот будет насыщаться хлебом, а кто подражает праздным, тот насытится нищетою... Ленивая рука делает бедным, а рука прилежных обогащает. Собирающий во время лета – сын разумный, спящий же во время жатвы – сын беспутный" (22).

Снискавший мудрость праведник трудится без внешнего принуждения, чем заслуживает уважение людей. Несколько часто цитируемых стихов VI главы Притчей представляют собой настоящий гимн труду, в котором воспеваются муравей и пчела, являющиеся символом трудолюбия и примером для подражания: "Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым. Нет у него ни начальника, ни приставника, ни повелителя; но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою (Или пойди к пчеле и познай, как она трудолюбива, какую почтенную работу она производит; ее труды употребляют во здравие и цари и простолюдины; любима же она всеми и славна; хотя силою она слаба, но мудростью почтенна.)"  (23). Ленивец в Притчах предстает как смешной и несчастный человек, описание его жалкого состояния составляет содержание более чем десятка стихов Притчей: "Доколе ты, ленивец, будешь спать? Когда ты встанешь от сна твоего? Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь: и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя, как разбойник. (Если же будешь не ленив, то, как источник, придет жатва твоя, скудость же далеко убежит от тебя.)... Путь ленивого – как терновый плетень, а путь праведных – гладкий... Что уксус для зубов и дым для глаз, то ленивый для посылающих его... Леность погружает в сонливость, и нерадивая душа будет терпеть голод... Ленивый опускает руку свою в чашу и не хочет донесть ее до рта своего... Ленивец говорит: "Лев на улице! Посреди площади убьют меня!"... Ленивец в глазах своих мудрее семерых, отвечающих обдуманно... Алчба ленивца убьет его, потому что руки его отказываются работать... Ленивец зимою не пашет: поищет летом – и нет ничего... Душа ленивого желает, но тщетно; а душа прилежных насытится" (24).

Трудолюбивый, по словам автора Притчей, приобретает богатство (25), частью которого он должен делиться с нуждающимся.

Позже, уже в Новом Завете, эта мысль обретает законченность и становится основой христианских экономических воззрений: "...трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: блаженнее давать, неже и принимать" (26). Труд в различных формах, труд земледельца, ремесленника, предпринимателя, воина, проповедника – это, в конечном счете, то, что отдается людям, ближним и дальним. Христиане, выполнявшие эту заповедь, стремились больше отдать людям, чем взять от них. Если в их руках, например в результате успешной предпринимательской деятельности, сосредотачивались значительные средства, они, помимо расширения деятельности и создания рабочих мест, активно занимались благотворительностью. Многие православные российские предприниматели, такие как Бахрушины, Прохоровы, Н.Б. Бардыгин, П.Г. Шелапутин, А.П. Алексеева и др., будучи весьма скромными, даже аскетичными в быту, жертвовали огромные средства на больницы, школы, дома призрения и т. д. (27).

Автор Притчей призывает оказывать помощь нуждающимся, не откладывая этого, ибо может быть поздно: "Не отказывай в благодеянии нуждающемуся, когда рука твоя в силах сделать его. Не говори другу твоему: "Пойди и приди опять, и завтра я дам", когда ты имеешь при себе. "Ибо ты не знаешь, что родит грядущий день" (28). Благодеяния следует оказывать даже своим врагам (29), однако, переходя от нормативных рассуждений к наблюдениям, царь Соломон отмечает, что в жизни часто богатые забывают о Высшем Судье и поступают недальновидно: "С мольбою говорит нищий, а богатый отвечает грубо... Богатство прибавляет много друзей, а бедный оставляется и другом своим... Бедного ненавидят все братья его, тем паче друзья его удаляются от него: гонится за ними, чтобы поговорить, но – и этого нет... Богатый господствует над бедным, и должник делается рабом заимодавца" (30).

Важная мысль высказывается в Притчах по поводу бедности, которая, зачастую, является следствием нерачительного хозяйствования, плохого распоряжения дарованным Богом богатством: "Много хлеба бывает и на ниве бедных; но некоторые гибнут от беспорядка..." (31). Однако даже бедность не является оправданием нарушающему восьмую заповедь Не кради. Господь, по мысли Соломона, руками людей строго карает его уже в земной жизни: "Не спускают вору, если он крадет, чтобы насытить душу свою, когда он голоден; но, будучи пойман, он заплатит всемеро, отдаст все имущество дома своего"; "Таковы пути всякого, кто алчет чужого добра: оно отнимает жизнь у завладевшего им" (32). Не во благо бывает и полученное мздоимцем и лихоимцем: "Корыстолюбивый расстроит дом свой, а ненавидящий подарки – будет жить" (33).

Богоугодным делом называет царь Соломон и честную торговлю, без обмана и обвеса: "Неверные весы – мерзость перед Господом, но правильный вес угоден Ему... Верные весы и весовые чаши – от Господа; от Него же все гири в суме" (34). Не всегда искренен бывает и покупатель: ""Дурно, дурно", говорит покупатель; а когда отойдет – хвалится" (35).

Заключительная XXXI глава Притчей представляет собой переданные царем Ламуилом наставления, преподанные ему его матерью. Основная идея этих наставлений – ключевую роль в ведении домашнего хозяйства играет добродетельная, трудолюбивая жена, являющаяся наиценнейшим сокровищем для мужа. "Кто найдет добродетельную жену? Ценя ее выше жемчугов; уверено в ней сердце мужа ее и он не останется без прибытка..." (36). По любви к своему мужу, жена берет на себя многочисленные хозяйственные обязанности, для выполнения которых ей порой не хватает времени дня. "Она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей. Добывает шерсть и лен, и с охотою работает своими руками... Она встает еще ночью и раздает пищу в доме своем и урочное служанкам своим. Задумает она о поле, и приобретает его; от плодов рук своих насаждает виноградник... она чувствует, что занятие ее хорошо, и – светильник ее не гаснет и ночью. Протягивает руки свои к прялке, и персты ее берутся за веретено". Успевает добродетельная жена и благотворить бедному, и вести торговлю, освобождая время мужа для общественной деятельности, которая в древности на Востоке сосредотачивалась у городских ворот: "Длань свою она открывает бедному, и руку свою подает нуждающемуся. Не боится стужи для семьи своей, потому что вся семья ее одета в двойные одежды... Муж ее известен у ворот, когда сидит со старейшинами земли. Она делает покрывала и продает, и поясы доставляет купцам Финикийским... Она наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности. Встают дети и ублажают ее, – муж, и хвалит ее... Дайте ей от плода рук ее и да прославят ее у ворот дела ее" (37). По словам А. Глаголева, в этих стихах "... полнее всего и типичнее выразился возвышенный взгляд библейских евреев на достоинство и положение женщины в семье, на отношение ее к мужу, детям и домочадцам. Параллельной или подобной этой похвале мы не найдем во всей всемирной литературе древности, образ добродетельной жены Притчей превзойден лишь в Новом Завете образом жены христианки... Совершенства жены добродетельной здесь раскрываются с определенных сторон – неутомимой деятельности, всеобъемлющей заботливости, милосердия, разумности" (38). Интересно сравнение сказанного о добродетельной женщине в Книге Притчей с фрагментом "Домостроя" язычника Ксенофонта, подарившего миру слово "экономика". В нем Исомах рассказывает Сократу о том, как ему удалось убедить свою жену уделять больше внимания заботам о хозяйстве. Он сказал ей, что быть на самом деле красивой, а не казаться ею, прибегая к белилам и румянам, она сможет, если не будет сидеть на одном месте, а будет "с Божьей помощью пробовать, как следует хозяйке, подойти к ткацкому станку ... поучить служанку, если что знает лучше других, а если что плохо знает, самой поучиться, присмотреть и за поварихой, постоять возле управительницы, когда она отмеривает что-нибудь, обойти дом и проверить, все ли на том месте, где должно быть... Хорошее упражнение... также мочить, месить, выбивать и складывать одежду и покрывала. От такой гимнастики, говорил я, она будет кушать с большим аппетитом, и здоровье будет, и цвет лица будет у нее на самом деле лучше" (39). В Притчах хозяйственные заботы добродетельной жены являются зримым проявлением ее внутренней красоты, у Ксенофонта же – рассматриваются прежде всего как средство поддержания красоты внешней.

Обобщая сказанное, следует отметить, что Книга Притчей Соломоновых выделяется среди книг Ветхого Завета, помимо прочего, тем, что в ней, в специфической приточной форме, изложено ветхозаветное нормативное экономическое учение, основанное на твердой основе данных древним евреям Заповедей Божиих. Она является замечательным произведением библейской экономической мысли, в котором ясно обозначены представления библейских евреев о том, как добродетели праведного проявляются в хозяйственной жизни, прежде всего через труд, благотворительность и честную торговлю. В ней выражен взгляд на экономическую сферу как на средство богоугождения, а богатство видится наградой праведнику в его земном бытии за богоугодную жизнь.

Текст статьи дан в редакции священника Николая Дубенецкого.
--------------------------------------------------------------------------------
 
1. Толковая Библия, или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Т. IV. СПб., 1907. Репринт – Стокгольм, 1987. С. 414.
2. Олесницкий А.А. Книга Притчей Соломоновых (Мишле) и ее новейшие критики. Киев, 1884. С. 17.
3. Олесницкий А.А. Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета сведения из творений святых отцов и учителей Церкви. СПб., 1894. С. 73.
4. Притч. II, 3-6.
5. 3 Царств. III, 9-12; Иов. XXXII, 8; Прем. Сол. VII, 15; Исаии XI, 2; Дан. II, 21.
6. Олесницкий А. Книга Притчей Соломоновых (Мишле) и ее новейшие критики. Киев, 1884. С. 2.
7. Притч. I, 7.
8. Притч. XV, 33.
9. Притч. III, 13-16; VIII, 11; XVI, 16; XXI, 20; XXIII, 4-5; XXIV, 3-4.
10. Притч. XXX, 15.
11. Притч. XV, 16-17; XVI, 8; XVII, 1.
12. Притч. XII, 28.
13. Притч. III, 9-10.
14. Притч. XIX, 17.
15. Притч. XI, 17.
16. Притч. XI, 24-25, 28; XXII, 9.
17. Притч. XI, 26.
18. Притч. XIV, 21, 31; XVII, 5; XXI, 13; XXII, 16, 22-23; XXIII, 11; XXVIII, 27.
19. Притч. XXI, 26.
20. Быт. II, 15.
21. Быт. III, 17, 19, 23.
22. Притч. XXVIII, 19; X, 4-5; XI, 16; XII, 11; XII, 24; XII, 27; XIV, 23; XXI, 5; XVIII, 10.
23. Притч. VI, 6-8.
24. Притч. VI, 9-11; XXIV, 30-34 XV, 19; X, 26; XIX, 15; XIX, 24; XXVI, 15; XXII, 13; XXVI, 16; XXI, 25; XX, 4; XIII, 4.
25. Притч. XI, 16.
26. Деян. XX, 35.
27. См., напр.: Никитина С.К. История российского предпринимательства. М.: ЗАО "Издательство Экономика", 2001. С. 287-292.
28. Притч. III, 27-28.
29. Притч. XXVI, 21-22.
30. Притч. XVIII, 24; XIX, 4, 7; XXII, 7.
31. Притч. XIII, 19, 22-24.
32. Притч. I, 19; VI, 30-31.
33. Притч. XV, 27.
34. Притч. XI, 1; XVI, 11; XX, 10, 23.
35. Притч. XX, 14.
36. Притч. XXXI, 10-11, XXI, 19; XXI, 9.
37. Притч. XXXI, 12-31.
38. Толковая Библия, или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Т. IV. СПб., 1907. Репринт – Стокгольм, 1987. С. 501.
39. Ксенофонт. Сократические сочинения. СПб.: АО "Комплект", 1993. С. 292.

С.В. ЛУКИН
заведующий кафедрой бизнес-менеджмента Высшей школы управления и бизнеса
Белорусского государственного экономического университета (г. Минск),
доктор экономических наук

Оставить комментарий
В целях защиты от отправки сообщений роботами, введите в поле цифры которые Вы видите на картинке.
 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...