События, решения
Главная страница :: События, решения :: МИНЗДРАВ УСОМНИЛСЯ В ЧИСТОТЕ ПОМЫСЛОВ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ

Больно уж зарубежную медицину любят, а свою только хают

МИНЗДРАВ УСОМНИЛСЯ В ЧИСТОТЕ ПОМЫСЛОВ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ

Больно уж зарубежную медицину любят, а свою только хают

07.12.2017
Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова усомнилась в том, что благотворительные фонды всегда действуют с чистыми помыслами, поскольку в России нет очереди на высокотехнологичную медпомощь, и за рубежом проводятся только операции по трансплантации сердца и комплекса сердце-легкое у детей.

В Госдуму внесли законопроект о посмертном донорстве "Мы создали при Минздраве специальный координационный совет, куда вошли 21 благотворительная организация — самые крупные в нашей стране — у нас есть кодекс взаимодействия.

Если они собирают деньги по-честному на какого-то больного, пусть согласуют с Минздравом — может государство бесплатную помощь оказать квалифицированную этому человеку или нет. Вот когда этого не происходит, всегда вызывают сомнения в помыслах. Потому что если вы посмотрите перечень, на какие заболевания собираются деньги, на косолапость у ребенка, которую мы 50 лет эффективно лечим, какие-то другие…" — сказала Скворцова.

Она отметила, что очереди на высокотехнологичную медицинскую помощь в России нет.

"У нас менее двух недель на детей и менее трех недель на взрослых. За исключением ведущих федеральных центров, куда люди сами записываются под расписку, потому что хотят только туда. Вот там возникает искусственная очередь", — заявила она.

Министр отметила, что единственные показания, по которым из России сейчас направляют за рубеж — это пересадка сердца и комплекса сердце-легкое у детей.

"И мы надеемся, что после того, как мы вместе примем новый закон, который пять лет готовился по донорству, мы сможем это делать на территории нашей страны, поскольку специалисты высочайшей квалификации у нас есть", — заявила Скворцова.

РИА Новости

КОММЕНТАРИЙ МОСБЛАГО.РУ

Не могу себе представить, чтобы больного ребенка отправляли лечиться за границу, минуя хотя бы консультации у отечественных врачей. Нонсенс какой-то. Это утверждение не только далеко от реального положения дел, но и выдает обиду Минздрава, как же так – им доверяют, а нам нет! И к нашей медицине, как ни странно, доверие еще немалое в народе. Хотя за последние годы тот же Минздрав сделал все, чтобы это доверие катастрофически убывало. Что касается согласований и направлений на лечение к зарубежным специалистам, то г-жа Скворцова не может не знать сложившейся практики. Первичное лечение начинается с родных эскулапов. И только дойдя до критической черты, больной или его родственники начинают уповать только на зарубежную медицину. В принципе, никто не может препятствовать их выбору. Но для получения медицинской визы, скажем, в Германию, нужно обязательное письмо от российского лечащего врача, в котором помимо прочего указана предполагаемая стоимость лечения заграницей. Должно быть прописано и участие в лечении по условиям медицинской прописки российского Минздрава. Есть перечень болезней – Скворцова немного о нем сказала – который предусматривает участие государства в оплате услуг зарубежных врачей. Так вот, во-первых, этот перечень неоправданно заужен, во-вторых, заручиться хотя бы долевой поддержкой государства – это такое хождение по мукам, такая трата времени, что большинство обращается сразу к благотворительным фондам, ищет спонсоров. И нередко обойденные отечественные врачи испытывают чувство личной обиды, когда видят, что деньги, которые могли бы и им пригодиться, уходят заграницу. Отсюда и пафос обвинения благотворительных фондов. Да, в России есть врачи, есть клиники, к которым с огромным пиететом относятся зарубежные коллеги. Одна моя знакомая металась по инстанциям, пытаясь отправить ребенка в Германию для консультации. Добралась до немецкого светилы. Тот сказал ей, у вас в Москве, в филатовской больнице есть доктор, у которого и мы все учимся. И действительно, принял доктор знакомую с ребенком. Успокоил. Назначил сеанс капельниц, каждая из которых стоила 75 тысяч рублей. И денег ни копейки не взял – все ОМС покрыло. То есть, глупо и несправедливо всю нашу медицину мазать черной краской. Но будем помнить, что у семьи, которая отчаянно борется за жизнь своего ребенка, нет никаких других соображений – ни патриотических, ни политических, кроме одного – как спасти дитя! И если спасение за рубежом – долг Минздрава подставить свое плечо.

ВЛАДИМИР ЕРМОЛИН

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...