События, решения

13.03.2018
Воспитанников детдомов, особенно специализированных, нельзя просто перевозить в психоневрологические интернаты без сопровождения. Это опасно для их жизни.

Агентство социальной информации рассказывает о людях, которые помогают на этой стадии перехода. Находят общий язык с детьми, не умеющими говорить, прорываются в закрытые интернаты и некоторых спасают от гибели.

Люди и пешки

Реформа системы психоневрологических интернатов (ПНИ) назрела давно и в последние годы активно обсуждается экспертным сообществом. Больше 150 тыс. россиян, по данным Минтруда, живут в ПНИ. Треть из них — бывшие воспитанники детских домов-интернатов (ДДИ) с отклонениями в умственном развитии, еще 20 тысяч живут в ДДИ и сейчас.

Воспитанников ДДИ переводят в психоневрологические интернаты для взрослых, когда им исполняется 18 лет. Просто перемещают с медицинскими документами в руках с места на место, в новое общество и порядки, где люди адаптируются без помощи.

"Хотя в прошлом году в нашем регионе впервые стали проводиться взаимные визиты специалистов взрослых и детских учреждений, и сотрудники ПНИ обучались на площадке детского дома-интерната уходу за будущими выпускниками, ни в Петербурге, ни в других регионах пока нет серьезной и системной программы преемственности, — говорит АСИ директор петербургской благотворительной организации "Перспективы" по внешним связям Светлана Мамонова. — Больше 20 лет "Перспективы" работают с подопечными из Павловского детского дома-интерната. И все это время мы видим, как ребята в одночасье, словно фигурки на шахматной доске, перемещаются с места на место. Их отвозят в незнакомое для них учреждение и оставляют там. А практически единственное звено, связывающее их с той жизнью, какой они жили раньше, — это медицинская карта".

Речь идет о молодых людях, имеющих тяжелейшие нарушения развития. Некоторые из них, уже будучи совершеннолетними, весят не больше 20 кг, а то и 15-16, имеют рост, как у восьмилетнего ребенка. Они не могут сами себя обслуживать, не говорят и не могут ничего рассказать о себе, своих проблемах и потребностях персоналу нового учреждения, в которое прибыли.

Происходит полное отрезание всех прошлых связей, человек в ПНИ, по сути, начинает жить заново. А процесс адаптации к новой среде порой происходит очень тяжело. Бывают случаи, когда они просто умирают через полгода-год, так и не адаптировавшись…

Как отмечают в "Перспективах", с каждым годом в детских домах-интернатах становится все больше очень слабых детей. И перевестись из детского дома во взрослое учреждение для них — еще больший стресс.

Для таких людей, чья жизнь очень далека от нормальной, петербургские "Перспективы" решили разработать рабочую модель преемственности при переходе из ДДИ в ПНИ. Проект "Маленькие взрослые" получил в 2017 году президентский грант в размере около 3,5 млн рублей. Еще 4,5 миллионов, то есть больше половины, собрала сама организация. В итоге весь проект продолжительностью 11 месяцев стоит чуть более 8 млн рублей.

Базовые учреждения, где он "обкатывается", — Павловский детский дом-интернат, с которым "Перспективы" работают уже два десятилетия, и петербургский психоневрологический интернат №3. "Перспективы" работают еще с шестью городскими ПНИ.

Проект "Маленькие взрослые" вырос не на пустом месте, добавляет руководитель направления сопровождения выпускников в "Перспективах" Оксана Шелепова. Проблематикой более-менее безболезненного перехода из ДДИ в ПНИ специалисты организации занимаются уже около двух лет. До этого был осуществлен проект "Дети вне семьи" на базе Павловского детского дома-интерната. Но сейчас ставится задача не просто сопровождать отдельных воспитанников от случая к случаю, а вести такую работу системно и, главное, — постепенно, уже с 14 лет, готовить "маленьких взрослых" к новой жизни.

"По сравнению с тем, что было еще несколько лет назад, уже сделан огромный шаг вперед, — комментирует Оксана Шелепова. — Сегодня c каждым воспитанником занимаются специалисты из нашей организации, детского дома и местной школы. Мы учим тех, кто на это способен, есть, активно пользоваться коляской, ходить…"

Что приносит радость, а что попросту может убить

Также "Перспективы" будут рекомендовать, чтобы помимо медкарты — единственного документа, который сегодня видят сотрудники ПНИ, встречая новых жильцов, — на каждого воспитанника ДДИ составлялась своего рода социально-педагогическая карта, подробно описывающая привычки, особенности личности, навыки. Прочитав это, специалист будет знать, что человек любит или не любит, может или не может, что приносит ему радость, а что попросту может убить.

"Мы выступаем за отход от исключительно медицинской работы с такими непростыми ребятами в сторону социальной и педагогической, — добавляет Мамонова. — В 2017 году уже в нескольких психоневрологических интернатах Петербурга в отделениях для молодых людей с тяжелыми нарушениями стали появляться воспитатели — и это безусловное достижение региона. Тем самым было признано, что таким людям важен не только бытовой уход. Теперь необходимо наладить связь между специалистами-воспитателями детских и взрослых учреждений в процессе перевода воспитанников из учреждения в учреждение".

И еще один важный момент, лежащий в основе новой модели.

Человека будет нельзя в одночасье выдернуть в другое место и полностью оставить без поддержки людей, рядом с которыми он находился все предыдущие годы.

Уже после переезда во взрослое учреждение знакомые ему люди — воспитатели, волонтеры — должны навещать его хотя бы по нескольку дней в неделю на протяжении первого полугодия или пока не возникнет привыкание к новому месту.

"Как начинала я, когда была еще просто волонтером несколько лет назад? Сначала приезжала погулять с нашими воспитанниками на улице, помочь какими-то самыми простыми вещами: подгузники поменять, помочь в кормлении, умыть ребят. Но даже самая простая операция — выйти на улицу — сопровождалась почти неразрешимыми сложностями. Самая первая из них — у ребят не было колясок. А если и были — то не адаптированные под их тело, зачастую сильно деформированное из-за заболевания", — вспоминает Шелепова.

Волонтеры организуют досуг, групповые занятия музыкой, помогают вместе со специалистами по адаптивной физкультуре составить детальную характеристику воспитанника. О том, как с ним в дальнейшем обращаться, как правильно пересаживать, чтобы, в том числе, чтобы и персонал ПНИ не сорвал себе спину и т.д.

Не тюрьма, но нужна реформа

Порой к заключенным попасть легче, чем увидеться с обитателями интернатов, говорят в "Перспективах".

"Не все заведующие отделениями встречают нас с распростертыми объятиями, — рассказывает Светлана Мамонова. — Некоторым не нравится внимание СМИ к проблеме реформирования интернатов. Что касается чиновников, то с профильным Комитетом по социальной политике (КСП) Санкт-Петербурга мы взаимодействуем очень активно. Часто спорим и не всегда сходимся в оценках, но это взаимодействие очень нам помогает. Иногда мы даже используем КСП в качестве посредника в спорах с интернатами. Слышит наши проблемы и оказывает поддержку вице-губернатор Анна Митянина".

А главная причина недопонимания между госучреждениями и "Перспективами" — ответ на вопрос, кто такой волонтер. И для кого он трудится? Часто можно услышать удивительное: волонтер призван удовлетворять прежде всего потребности ПНИ: здесь полы помыть, там окна заклеить… В "Перспективах" же уверены, что волонтер приходит, чтобы сопровождать воспитанников учреждения, и только в их интересах. Пока консенсуса в этом вопросе нет.

"Но все же использовать столь громкие слова ("тюрьма") — значит, упрощать ситуацию, — замечает Светлана Мамонова. — Говорить о том, что в ПНИ не бывает и в принципе не может быть хорошего отношения к воспитанникам со стороны сотрудников, нельзя. Я сама знаю немало примеров, когда нянечки, воспитатели делают все, что могут. Просто система психоневрологических интернатов является отражением всего общества. Проблема в том, что в принципе эти огромные учреждения, рассчитанные на 500-1000 человек, исключают отношение к человеку как к личности, с его индивидуальными потребностями, возможностью делать собственный выбор. Кроме того, интернаты — это закрытые учреждения, жизнь в них сильно отличается от того понимания жизни, какое мы с вами имеем".

АСИ

 
Проект реализуется при поддержке Благотворительного совета г. Москвы

Загрузка...